Самый известный музыкальный клуб Архангельска отметил девятилетие

31 июля 2014 в 02:59, просмотров: 1904

 Название клуба и имя основателя Александра Мезенцева созвучны в ритме рока. Александр не только на протяжении десятилетий поддерживает музыкальные таланты Поморья, но и позволяет коллективам разного уровня из других городов и даже стран показать себя на архангельской сцене. Создатель фестиваля «Беломор-буги», давно вышедшего на международный уровень и ставшего одним из архангельских брэндов, и просто хороший человек, дающий жизнь неформальной музыке, о «Колесе», фестивалях и архангельском роке.

Самый известный музыкальный клуб Архангельска отметил девятилетие

– Как отметили день рождения?

– В общем, неплохо, но лето накладывает свой отпечаток – люди в разъездах, поэтому каких-то иллюзий, чтобы собрать огромное количество народа, не было. Можно вообще было подумать и открыть клуб в начале сентября.

– Как съездили на гастроли с «Blind Vandal»?

– Мы всегда хорошо ездим, весело. Было два концерта в Петербурге и фестиваль в Швеции. Все получилось, и, может быть, что-то удастся из этого извлечь в дальнейшем. К сожалению, не сделали попутных концертов в Стокгольме. Был игнор писем, практически не отвечали. Если четыре года назад у меня получилось сделать три концерта, то сейчас только один. Правда, тогда было написано в разы больше писем.

– Как «Вандалов» приняли шведы?

– Хорошо, даже несколько удивительно, потому что понравилось и взрослым людям, и полицейским. Но нельзя сказать, что все визжали и был миллион зрителей, да и поставили нас в не очень удобное время, потому что были известные шведские группы, но все это затевалось для того, чтоб показаться другим, завести полезные контакты и отдохнуть.

– А сам когда отдыхаешь?

– В поездках. Многие, наверное, становятся заложниками своего предприятия. Езжу по фестивалям, с концертами, там немного переключаюсь. В августе снова отправлюсь в Стокгольм, приглашают от Евросоюза, все отплачивают. Там семинар для организаторов в рамках фестиваля. Им не нужны люди из Москвы – им важны представители региональных фестивалей. Год назад был на подобном семинаре.

– Через пару месяцев будет «Беломор-буги». Что интересного ждать?

– Я сейчас этим уже занимаюсь, потому что заявок очень много. Ждать будем представителей десятка российских городов. Пока что я еще выбираю. Названия ничего не дадут, потому что это группы, неизвестные широким народным массам. Мне гораздо интереснее найти, поддержать. Как всегда, будут журналисты из Москвы и Петербурга. Из местных одну я уже точно пригласил – ту, которая, на мой взгляд, прогрессирует, а две еще под вопросом. Часто бывает, что кого-то присмотришь, дашь выступить на сцене «Колеса» несколько раз, и уже начинаешь планировать для участия в фестивале, а ближе к делу все срывается из-за отсутствия делового подхода – забывают, что сами просились.

– Есть сейчас вообще местные молодые группы, яркие и талантливые?

– Ситуация очень изменилась. Если два года назад была движуха, то теперь происходит массовая эмиграция молодежи в крупные города. Сейчас я не наблюдаю даже особого блеска в глазах – этакое приятельское пивное рок-н-ролльное хобби. Играют, пишут песни какие-то, но не заметно, чтобы планировали музыкальную карьеру, как раньше. А в Архангельске с этим всегда было лучше, чем в других городах. Десять лет я продвигал музыку архангельских групп на радио, писал про это во всевозможные газеты, сцена «Колеса» и студии всегда были готовы.

– А как выйти с местного уровня?

– Это кто какие цели ставит. Сейчас была возможность поехать на «Rock-Line». Естественно, первым попавшимся я не мог отдать путевку, ведь это крупный open-air, на котором смело можно рассчитывать на несколько тысяч слушателей. И известная группа, достаточно самобытная, была за, пока не узнала, что надо самим платить. Нужно использовать любые возможности. По выступлениям понятно, развивается ли группа и стоит ли вообще дальше дергаться. Никто не хочет биться, все наигрались.

– Ощущение, что не только в Архангельске наигрались, но и вообще в России.

– Это все благодаря усилиям организаторов, которые делают фестивали, на которых выступают одни и те же артисты.

– Вот как? Как тебе тогда фестивали «Мост» и «Остров»?

– Приятно, что они взяли пару местных групп. Хотя на «Беломор-Буги» тоже раньше было больше своих, но фест особо им не нужен, ведь есть сцена «Колеса», на которой можно играть. Если люди не растут, не пишут новых программ, а на фестиваль хотят…

– В «Колесе» может выступить любой желающий музыкант?

– Да, только на разных условиях. Местным попроще. Это такая стартовая площадка, чтобы понять, можно ли этого исполнителя отправлять на фестиваль или так и будет играть здесь.

– Есть ограничения в стилях?

– Нет. Выступают и трэшевые группы, но сейчас их вообще стало меньше, как и хэви-метала. Альтернатива еще кочует пополам с русским роком, но большого разнообразия на нашей сцене нет. Можно выделить «Корицу», имеет лицо и авторский материал. Еще нравится «Pornograffitty», «Bloоdy Tomatoz», которые, как мне показалось, решили поставить точку. Конечно, каждый найдет, чем себя занять, потому что там приличные музыканты. Остаются монстры, которые были и есть. Это «Moon far Away», «E-Sex-T», «Blind Vandal», «Трупный Яд». Не потому, что они раньше начали. В то время был миллион команд, однако кто их сейчас вспомнит? Были группы, которые нашумели, побудили публику к посещению: «Snacks & Pedals», например, или «Зловещие кузнецы». А многие команды как-то закатились, причем не самые безынтересные, такие как «Hello Gonzo!». Я не собираюсь никого упрекать – это выбор каждого.

– Что думаешь насчет прошедшего недавно панк-фестиваля «Pomor-fest»?

– Я не был, к сожалению. Панковский фестиваль говорит сам за себя. Есть тусовка, но она специфическая, и мне сложно воспринимать ее всерьез, потому что это скорее клуб по интересам: невысокий музыкальный уровень, больше образ жизни. На Западе уровень игры совершенно другой, несмотря на одинаковое направление. У нас все это грязь, как в музыкальном материале, так и во всем остальном. Ну, на то он и панк. Картина не самая позитивная, но летом обычно такие мысли и приходят в голову.

– Что-нибудь глобальное на десятилетие планируешь?

– Конечно, но, как говорится, расскажи о своих планах господу богу, пусть посмеется. Важно не просто привести какого-то артиста – хочется чего-то солидного, а сборы не дают сделать крыльцо, добавить лоска. Внутри еще куда ни шло, но уличный фасад меня давно не устраивает. Надеюсь, что все сделаем к десятилетию. Начнем после «Беломор-буги».

– Откуда в клубе само колесо?

– Давным-давно подарили друзья. Нашли в озере, вытащили, привезли и привели в порядок. Еще несколько колес обещано.

– А автомобильные номера?

– Собираются с момента основания клуба. На стенах еще не вся коллекция, «из запасников» будет довешиваться в ближайшем будущем. Мне кажется, это добавляет какого-то интереса, как марки разглядывать. Лично меня очень греет. У нас до сих пор существует формула: если приносишь любой номер, кроме 29-го региона, получаешь бесплатный вход на любой концерт, поэтому много желающих. Кто-то приносит один номер, а кто-то сразу много. Музыканты из других городов должны привезти номер, если они хотят выступить. На день рождения два новых – американский и британский.

– Почему никому не удается сделать нечто подобное «Колесу»?

– У каждого своя формула ожидания. Тут есть либо готовность заниматься этим долго и за три копейки, либо надеяться на все и сразу. А нужно делать методично и целенаправленно. В «Искре» была жуткая аренда, и я не знаю, чем там надо заниматься, чтоб ее покрывать. Меня тоже в это дело звали, но я решил не создавать себе конкуренцию и не напрягаться.

– Сейчас ты бы смог поднять клуб с нуля?

– В этом городе – нет. Я давно говорю о том, что надо открывать нечто подобное в Северодвинске. Насколько я знаю, там готовят.

– В правительстве появилась мода поддерживать фестивали. Взять, к примеру, «Остров» или «Тайболу». Почему не финансируют «Беломор-буги»?

– Просто я не хожу по кабинетам. Чтобы получить деньги, нужно кучу всего заполнить. Все начинается с бумаги. 



Партнеры