Вступивший в полное совершеннолетие культовый рок-фест переосмысливает свое будущее

8 октября 2014 в 22:15, просмотров: 1652

 XXI фестиваль, один из российских провинциальных и принципиальных долгожителей, показал, что уже вряд ли останется прежним: когда в зале – битком, и публику не надо специально разогревать. Это раньше все понимали: фестиваль – это отвязный праздник с безудержным весельем…

Вступивший в полное совершеннолетие культовый рок-фест переосмысливает свое будущее
Шведы «BLK Tape» - хедлайнеры первого дня Фото: nordlive.ru

Как и год, и два, и три назад, мой путь домой после очередных «бугов» проходил по темным очень холодным и грязным городским улицам: как-то само собой выходит, что первая декада октября у нас выдается истинно осенняя: стылая, сырая, суровая. Впрочем, вполне под стать этому рок-фестивалю, ведь одна из основных тенденций «Беломор-буги» – выявление настоящего отечественного андеграунда, а какой в андеграунде может быть уют? Только хардкор, только нонконформизм! С другой стороны, выйти в холод и относительную тишину после фестивального грохота и угара – самое то, чтобы поразмыслить. Итак, о времени и … нет, не о себе – о музыке.

Трудно делать фестиваль!

«Трудно, и с каждым годом все труднее» – такие грустные песни звучали и перед фестивалем, и во время концертов прямо со сцены. Праздничного настроения эти откровения, разумеется, не добавляли. Нужен ли был фестивалю такой рефрен? Думаю, нет. Хотя условия, в которых организаторы «бугов» бьются с действительностью, в самом деле, тяжелы, и увязнуть в них – нечего делать.

За прошедший год сигареты запретили курить и продавать в злачных местах. А несколько предстоящих лет дополнили эту тенденцию: в обществе усиленно муссируется мода на правильность и приличность. Не то, чтобы это действительно стало популярным, но действует. Согласитесь, вновь почти неприличным становится вести себя независимо или вызывающе, бунт немоден, ждать или требовать свободы, правды все порядком подустали. Да и не дождешься…

Музыкальная мода сменилась – что там сейчас слушает молодежь? Поп-панк, электронный рейв, рэп давно претендуют войти в мейнстрим, а то и считаются таковым, что уж говорить о панке и метале в их классическом понимании – жанры-старички… Я уже не говорю о таких древних материях, как прогрессив, психодел, фанк, блюз и всяческий фолк.

Сменилось время, публика старательно делает вид, что пресыщена и искушена. Фальшивит по преимуществу, разумеется. И мало кто может пробить эту наглую, лживую самоуверенность. Молодые диковатые парни, что, не переставая играть, сигают с гитарами со сцены на танцпол, карабкаются на подиумы и балконы, никого уже не ставят на уши. Самое большее, чего добьется такой гитарный герой, – посетитель рок-концерта за столиком перестанет жевать закусь, либо снисходительно улыбнется, проходя мимо. Ну, разве что еще снимет прикольный кадр на планшет.

Легенды и призраки

Что касается музыки и музыкантов, над роком растаяла та особая атмосфера легендарности. Самое яркое свидетельство тому – полупустой, и год от году все более пустеющий танцпол перед сценой, ведь на сцене уже не боги или демоны – свои ребята, которых пришли поддержать друзья или самые верные фанаты. Доступны инструменты: есть деньги – бери любой телекастер-стратокастер. Доступны концерты: есть деньги – езжай и фотайся прямо на сцене хоть с Осборном, хоть с Плантом, хоть с Джаггером. Доступны группы: хочешь – можешь найти себе по вкусу прямо у себя в городе и влиться, хочешь – создай свою, легко. Не хочешь никуда ехать, ни к кому не идти и ни за что не платить – в Интернете просто найти все, что тебя интересует. Правда, в основном все выше перечисленное – псевдо-доступность и псевдо-изобилие, которые, соответственно, создают лишь иллюзию сытости, ведь на «страте», к примеру, еще и играть надо уметь…

Многое доступно или кажется таковым. Недоступным, а потому по-прежнему повергающим в трепет, остается лишь подлинное творчество. Одно это, пожалуй, вкупе с артистизмом да искренностью, и может сегодня удивить по-хорошему даже бывалых музыкантов. Случались эти радостные моменты и на нынешнем фестивале. Кто-то отметил группу Костарева – этот седой косматый отец, проходя на сцену сквозь зал, не случайно слегка лукаво улыбался в бороду. Кто-то отпраздновал подобающими танцами простоватый блюз-рок архангельских «Гарахов». Кто-то впечатлился мелодикой и выразительным саундом шведов из «BLK tape». Так что второму своему постулату – поиску подлинного творчества, «буги» остаются верны. За что отдельное спасибо организаторам и, в первую очередь, продюсеру Александру Мезенцеву.

Всем по серьгам

Два фестивальных дня. Что было? Восемнадцать групп. Жаль, почти не было фанка. Может быть, как раз потому, что не все те отечественные группы, что ранее заявились на фестиваль, прибыли. Подставили, негодует Александр Васильевич, заставили в последние дни менять программу!

Фолк-рок группы «неизвестный композитор» и «perepetum mobile», ну и, конечно же, «Middle Class Bastards» – фолк-кельтик-панк – герои, открывшие фестивальные концерты. В самом деле, герои: не так-то просто держать драйв на сцене и делиться им с залом, видя, что публика еще только начинает собираться.

Илья Денисов, солист первых, выглядел не слишком убедительно в порывах скрипичного героизма. С другой стороны, невозможно стоять столбом, играя зажигательные джиги, или свою версию пьесы легендарных «Джетро Талл». Но в целом группа выглядит и звучит очень уверенно, хотя основной состав «Композитора» заметно молод.

Алексей Костин, фронтмен «Рerepetum Мobile», как и подобает вечному двигателю, не только носился по сцене с баяном, виртуозно огибая микрофонные стойки и коллег, но еще и выдавал с собратьями по группе разухабистые песни. Лихо! Заразительно!

«Мiddle Сlass Вastards» – все как на подбор бравые поморские кельты в килтах, не дали залу скучать и буквально раскачали второй день. Разумеется, живые инструменты – труба, мандолина и волынка – в данном случае – украшение любого коллектива, а мотивы туманных шотландских гор и изумрудных ирландских холмов, положенные на лихую стрит-панковую основу, задали только начавшей собираться публике отменного кельтского пинка для разгона.

Показали себя и гости. Как зорко отметили мои коллеги, вологодская «Four G» и беломорская «Аquaпарк» играли в диапазоне своих стилей неплохо, но и не сказать, что с особенным блеском или колоритом.

А вот группу «Лисьи песни» из Сыктывкара многие уже застали на Архангельском Севере летом, на концертах фестиваля «Тайбола». Выступавшие там же «Композиторы», кстати, на «Беломоре» были самыми активными фанатами. Колоритная вокалистка и профессиональный музыкант в центре группы – знакомо и по архангельским коллективам, прежде всего, это «Клякса», конечно.

Новгородцы «Buzz Fiction» не постеснялись привезти минимум инструментов и отыграть под фонограмму. Видимо, в этом, как и в припевах из футбольных кричалок, и есть соль гангста-панка. Зато собравшуюся, наконец, публику, целых ползала, они подготовили для уже упомянутого архангельского «Гарах бэнда». А последние вполне оправданно и давно ожидаемо бросили, наконец, бесконечные каверы, выложив на фестивальную палитру сочный и понятный русскоязычный блюз.

Выступившие затем представители отечественного андеграунда «Кostarev group» отменно раскачали зал увесистым плотным саундом, взяв публику самобытным арт-роком.

Достойно закрыла первый день «беломор-буги» шведская группа «BLK tape». Мелодичный электронный рок, напомнивший многим «Депеш Мод», подошел как нельзя кстати, когда танцпол, наконец, наполнился. Отчего и аплодировали гостям всем залом и от души.

Расчеты и просчеты

В программе второго дня вызвало у многих добрую улыбку геройство металлистов «Rained» из Перми. Ну, очень ребята старались, играя инструментальную музыку, которая, считай, вдвое их старше. Размахивали черным стягом, тонули в клубах сценического дыма, появлялись в разных местах зала, а в финале раздали зрителям заранее заготовленные хлопушки. Тут уже танцпол сплоховал – не все смогли разом бабахнуть. Одним словом, романтический кавер на известную песню «Прекрасное далёко» был пермякам очень к лицу.

А вот расчет на поп-рок в финале традиционно тяжелого второго дня оказался заметно неверным. Все было хорошо у петербургских «Grenouer»: и мощный звук, и сыгранность, и чистое интонирование солиста, да и метал, вроде. Но из зала впечатление таково, что выступила группа на фонограмме, с полностью «снятыми» эмоциями и «холодным носом», сколько ни тыкал фронтмен себя пальцем в грудь, где сердце, и сколько ни путался в гарнитуре. На что публика среагировала мгновенно: зал во второй день и так не был заполнен, а тут танцпол и вовсе остыл, едва не опустев. Внимательный у нас зритель… и впечатлительный, вот и все.

Зато интервью ребята перед выступлением дали подлинно рок-н-ролльное, до предела насыщенное стёбом, хотя группа уже давно перевалила за совершеннолетие. Начиная с названия «Grenouer», по части верного произнесения которого музыканты так и не пришли к консенсусу. Что интересует в музыке сейчас? – как в брачных играх диких павианов, все в современной музыке уже перепробовано, и все сводится к тому же «у-у-у!», и «а-а-а!» (!). Интересует жизнь купающихся в ванне пингвинов (!!) и даже воззрения на жизнь кольчатых червей (!!!). Ну, а если всерьез, то интересует парней из «Grenouer» американская сцена. Они пытаются идти против течения. В ближайшие месяца полтора этих музыкантов, по их словам, ожидают различные творческие экзальтации, так как они собираются подключиться к инфернальной стратосфере и оттуда впитать в себя несколько электронных импульсов. А может, они уже подключались несколько месяцев назад, потому что только что записали очередной альбом… опять, как видим, консенсус потерялся. Так же, впрочем, как потерянно выглядели эти парни перед выходом на сцену. Может, артисты устали от известности?

Удачный финал

А вот кто действительно закрыл второй, тяжелый, день «Беломор-буги», так это только-только собравшие группу братья из архангельского «Траулера». Их стоунер-метал, энергичный, сочный, жирный, рычащий, качающий, поставил яркую и выразительную точку к восторгу зала и танцпола, на котором уж на этом-то сете все рубились от души. Как и на сцене, впрочем. Оставалось только гадать, откуда же у архангельских парней, перефразируя «Гренаду» известного поэта, такая «испанская грусть». Но музыкантам из «Grenouer», которые вышли на сцену сразу после «Tраулера», наши парни составили серьезную конкуренцию. И молодцы, и правильно!

Вообще, наиболее показательным итогом «Беломор-буги-2014» стало очередное убедительное доказательство, что Архангельску за музыкантов точно не краснеть. Александр Мезенцев до начала нынешнего фестиваля в сердцах заявил: уже набросана программа двадцать второго «Беломор-буги», который на шестьдесят процентов будет заполнен иностранными группами из городов-побратимов Архангельска. Можно согласиться, лишь основательно поторговавшись: пусть будет пятьдесят на пятьдесят между музыкантами с Архангельского Севера и заморскими гостями.

То ли итоги, то ли проблемы

Второе, что давно бросается в глаза, точнее, в уши, – неурядица со звуком. Практически у всех групп невозможно было разобрать слов песен, хотя пели громко и часто по-русски. Понятны оказались лишь отдельные боевые реплики из припевов. Но тут, видимо, все дело в акустике зала, который больше приспособлен не к живым концертам, а к транслированию дискотечной музыки. Ну, нет в Архангельске зала для концертов приличного уровня. Нет, как нет и многого другого.

И, наконец, третье. Александр Мезенцев, разумеется, не перестанет быть Александром Мезенцевым, равно как не перестанет продюсировать фестиваль. Не знаю, обязательно ли рок-фест подобного формата должен быть фестивалем одного продюсера, но, определенно, Александр Васильевич устал. Оттого и сердится порой. 





Партнеры