Сохранение Двинско-Пинежского лесного массива официально названо приоритетным проектом региона

В своем послании областному Собранию депутатов губернатор Орлов признал необходимость разработать план развития особо охраняемых природных территорий

12 марта 2017 в 12:21, просмотров: 3270

Причем речь шла не только об уже существующих заповедниках и заказниках, но и тех, что только запланированы к созданию. Появилась надежда, что хотя бы часть коренного леса в междуречье Двины и Пинеги все же не будет вырублена.

Сохранение Двинско-Пинежского лесного массива официально названо приоритетным проектом региона

На сегодняшний день создание новой особо охраняемой природной территории в сердце Архангельской области находится в стадии обсуждения заинтересованных сторон: власти, лесопромышленного бизнеса и экологических организаций.

Недавно по инициативе руководства Архангельского ЦБК, лесозавода №25 и группы компаний «Титан» состоялась встреча со специалистами региональных отделений Гринпис и Всемирного фонда дикой природы. Основной темой повестки дня стало обсуждение границ будущего заказника. И если вопрос его формирования можно считать почти решенным, то теперь предметом дискуссии стала его площадь. А от этого зависят очень многие экологические составляющие.

– Мы поддерживаем создание особо охраняемой природной территории в междуречье Северной Двины и Пинеги в несколько измененных, но согласованных всеми участниками диалога границах, – заявил директор по лесному хозяйству и взаимодействию с органами власти холдинга «Титан» Юрий Трубин.

А поскольку местные лесопромышленные гиганты хором признали себя социально-ответственными пользователями, согласованность действий с влиятельными экологическими организациями – мера необходимая.

Пограничное состояние

Таким образом, участники встречи признали необходимость изменения границ проектируемой особо охраняемой природной территории, что уже можно считать большим достижением экологической общественности и не менее большим шансом для экологии не только Русского Севера, но чуть ли не всей территории Европейской части России – пока нетронутый топорами лесной массив региона выполняет для этой части страны ту же роль, что и амазонские леса для планеты в целом.

– Мы как сертифицированная компания отчетливо осознаем ценность малонарушенных лесных территорий и выступаем за придание данной категории лесов официального статуса, гарантирующего их сохранность, – подтвердил генеральный директор группы компаний «Титан» Алексей Кудрявцев.

Лесопромышленники, надо отдать им должное, готовы частично профинансировать проведение актуализированной государственной экспертизы охраняемой природной территории уже в измененных границах.

– Нам необходимо найти согласованное решение между экологическими и экономическими интересами, не забывая при этом об интересах жителей Архангельской области, и найти консенсус по новым границам проектируемого заказника для сохранения наиболее ценных частей массива, – продолжает Кудрявцев.

Вопрос в том, какие части этого массива выживут. Дело в том, что, разбитый на отдельные охраняемые и промышленные участки, он потеряет значительную часть своей природной силы. Ареалы обитания и миграционные тропы населяющих его животных, в том числе краснокнижных, могут быть нарушены.

Сохранившаяся почти в первозданном виде дикая тайга Русского Севера – один из немногих оставшихся в Европе настоящих лесов. Но и она только за последние 16 лет потеряла более четверти своей территории. По прогнозам экологов, с сохранением существующих темпов вырубки Двинско-Пинежскому массиву жить осталось лет десять. А вместе с ним из списка биологических видов региона могут исчезнуть и краснокнижные дикие северные олени, беркуты, филины и многая другая живность, населяющая пока архангельскую тайгу.

По итогам январского заседания рабочей группы природоохранным организациям и местным властям было предложено участвовать в разъяснительной работе с населением и переговорах с арендаторами лесных участков.

– Хочу обратить внимание, что это – ключевые требования по результатам проведения государственной экологической экспертизы. Экспертиза подтвердила: создание на данной территории заказника целесообразно, но инициаторам проекта необходимо пройти процедуру общественного мнения и учесть интересы бизнеса. В случае отсутствия компромисса необходимо скорректировать границы заказника, – отметил заместитель губернатор Архангельской области по стратегическому планированию и инвестиционной политике Виктор Иконников.

Лесовосстановление и вырубка: кто кого?

Конечно, сейчас и правительство, и социально-ответственные лесопромышленники заявляют о наращиваемых темпах лесовосстановления. По информации местного минприроды, по объемам лесовосстановительных работ в прошлом году Архангельская область заняла второе место в России. Восстановление лесов было проведено на площади 63 с половиной тысяч гектаров, из них примерно на 55 гектарах – силами арендаторов. Задача на 2017 год: провести лесовосстановительные работы на площади 65 тысяч гектаров, сообщает пресс-служба правительства региона.

Но любому мало-мальски знакомому с экологией леса человеку должно быть понятно, что засаженным черенками вырубкам до настоящего леса расти почти век. Да и то это будет уже совсем не тот лес – скорее, некий клон с измененной внутренней биосферой.

– Малонарушенные леса – это не просто большие елки. Их диаметр – далеко не главный показатель старовозрастной тайги, – рассказывал светлой памяти удивительный человек, независимый эколог Артем Столповский. – Главный признак – это как раз то, что в лесу присутствуют деревья всех возрастов. И это показатель того, что тайга никогда не подвергалась масштабным нарушениям, а в течение столетий живет своей жизнью. Если ее полностью срубить, а потом посадить молодой ельник, он уже никогда не станет той тайгой, которую создала природа: будут уничтожен естественный биобаланс, исчезнут многие видов мхов, растений, животных, птиц, насекомых, грибов. Чтобы на месте промышленной плеши появился полноценный в биологическом плане лес, должно пройти 900–1000 лет. Соответственно, вырубая остатки реликтовых лесов, мы на многие столетия уничтожаем сложившуюся тысячелетиями экосистему.

Многие сторонники вырубки лесов давят на социальную составляющую, утверждая, что с уходом лесопромышленного бизнеса исчезнет работа для местных жителей. Однако они забывают упомянуть о том, что будет с этими людьми и населенными пунктами через десять лет, когда рубить будет уже нечего. Эта судьба уже постигла множество поселков, жизнедеятельность которых была ориентирована на лесозаготовки и сплав.

В послании областному депутатскому корпусу глава Архангельской области уточнил, что по итогам этой экспертизы правительство займется уже конкретно разработкой плана мероприятий по развитию ООПТ. Мы только можем предположить, что одним из основных видов деятельности местных муниципалитетов мог бы стать экотуризм. Но это уже отдельная тема. А готовый план намерены выставить на широкое обсуждение муниципальных властей, депутатов, общественников, арендаторов-лесорубов и, конечно, жителей региона еще до 1 июля сего года.

Позиция экологов

Мы спросили у руководителя Баренц-отделения Всемирного фонда дикой природы Андрея Щеголева, в самом ли деле экологам удалось ли достичь соглашения с бизнесом по Двинско-Пинежскому лесному массиву.

– В последнее время в СМИ запущена «утка», что WWF вообще против какого-либо промышленного освоения Русского Севера.

– Напротив, мы выступаем за развитие в Архангельской области полноценного интенсивного лесного хозяйства, которое сможет обеспечить местных жителей работой, и позволит сохранить самые ценные природные комплексы.

Сейчас в Архангельской области обсуждается судьба дикого таежного леса в междуречье Северной Двины и Пинеги. Этот массив – наиболее значимая малонарушенная лесная территория в России и в Европе в целом, эталон нетронутой северной природы. Мы считаем, что наиболее ценную его часть нужно сохранить, создав заказник.

Однако, к сожалению, эти леса – последний ресурс для предприятий лесного сектора региона. Много лет хозяйство области развивалось экстенсивно. В области один за другим вырубались массивы естественно выросших лесов. На освободившихся площадях не велось эффективное восстановление леса, которое включает в себя не только посадку леса, но и рубки ухода. Одноразовое лесопользование привело к катастрофическому истощению лесных ресурсов, закрытию предприятий и опустению деревень.

Даже если отдать ценнейший лес под рубки – это не решит проблемы лесного сектора. Этого леса предприятиям области хватит только на 15–20 лет. Затем компании закроются или уйдут в другие регионы, а люди останутся без работы. А ценнейшая природная территория будет потеряна навсегда.

– Что же делать, чтобы и сохранить рабочие места, и уникальный массив?

– WWF ведет переговоры с предприятиями региона и органами власти. Крупнейшие лесопользователи, работающие в междуречье и имеющие сертификат устойчивого лесоуправления по системе FSC – ГК «Титан», Двинлеспром, Ваеньгский ЛПХ и Соломбальская лесопильная компания – высказались за создание заказника и согласовали его границы в мораторных соглашениях. Наша цель – создать заказник в границах, которые позволят и продолжить работу компаниям, и сохранить наиболее ценную часть массива – бассейн реки Юла – сердце междуречья.

Однако WWF считает, что в перспективе спасти лесную отрасль региона может только переход к интенсивному способу ведения хозяйства. Оно подразумевает грамотное восстановление леса на ранее освоенных территориях, более продуктивных и доступных, и уход за молодыми насаждениями. Так возможно будет выращивать больше леса и, соответственно, заготавливать больше древесины. Интенсивное лесное хозяйство позволит создавать новые рабочие места, в первую очередь на восстановлении леса и рубках ухода. Только такое хозяйство может спасти лесную отрасль и лесные деревни от вымирания.

– Почему вы говорите о низком уровне лесовосстановления в регионе, если в 2016 году Архангельская область заняла II место в России по этому показателю, восстановив леса на 63 тысячах гектаров.

– Многие думают, что эта цифра означает проведение посадок леса на 63 тысячах гектаров. Это не так. Искусственно восстанавливается всего около 10 процентов от этой территории. Остальные 90 процентов – это так называемое «содействие естественному возобновлению леса». То есть предполагается, что лес там вырастет сам из оставленного подроста. Но без проведения рубок ухода и те участки, где лес посажен, и те, где естественно возобновляется, как правило, просто зарастают березой и осиной. Поэтому важно не только восстановить лес, но и качественно за ним ухаживать.

– В Архангельской области более 117 ООПТ. Их общая площадь – около 11 процентов территории региона. Это немало. Зачем создавать новые особо охраняемые природные территории?

– Во-первых, в эти 11 процентов включены островные территории, например, Земля Франца-Иосифа. Если брать только материковую часть – то ООПТ занимают порядка 8 процентов. Нетронутых диких лесов в ООПТ региона не так уж и много. Во-вторых, система ООПТ Архангельской области требует инвентаризации. Многие заказники значатся лишь на бумаге, но давно не выполняют свои природоохранные функции. Например, некоторые заказники создавались для охраны промысловых видов, которых давно нет на этой территории, а заказник все еще существует. В то время как действительно ценные территории никак не охраняются и продолжают уничтожаться.  






Партнеры