Мусорная опухоль Поморья: незаконные свалки растут как грибы

Почему война с незаконными свалками в Архангельской области не приносит результатов?

10 мая 2017 в 13:10, просмотров: 2344
Мусорная опухоль Поморья: незаконные свалки растут как грибы

Несмотря на объявленный президентом страны национальный Год экологии, несанкционированные помойки продолжают функционировать. Мало того, многие из них уже давно обнаружены, но меры по их рекультивации до сих пор не приняты.

Гиблое место

Итак, активисты Архангельского отделения Общероссийского народного фронта обнаружили очередную гигантскую свалку. Место незаконного вывоза твердых бытовых отходов и остальных производимых человеком помоев находится всего-то в какой-то сотне километров от областного центра – в лесополосе недалеко от села Холмогоры. Однако, как выяснилось, некоторые чиновники считают, что почти четыре гектара – не такая уж большая территория. Но если площадь восьми футбольных полей считается незначительной, то что уж говорить об общем объеме незаконных свалок Архангельской области, коих обнаружено и нанесено на специальную интерактивную карту геоинформационного ресурса ОНФ kartasvalok.ru аж 26 штук (в отличие от каталога МЧС, где цифры в разы больше). И это количество, надо понимать – далеко не полная картина экологического бедствия.

Обнаруженная лесная помойка, по выводам экспертов проекта ОНФ «Генеральная уборка», действует уже не один десяток лет, и пользуются ею не только холмогорские мусоровозы, но и те, кто вывозит отходы из всех окрестных населенных пунктов.

– В лес свозится строительный и бытовой мусор не только из села Холмогоры, которое расположено в нескольких километрах. Все близлежащие поселения и деревни также пользуются этим полигоном, – отметил эксперт ОНФ в Архангельской области Руслан Лятифов.

О том, что свалка незаконна, говорят очевидные факты: ни контролеров, ни системы учета, ни внятной дороги – ничего. Однако по всем признакам она продолжает активно эксплуатироваться. И не она одна – свалки растут как грибы после дождя – еще на подъезде к полигону ТБО активисты ОНФ приметили еще одну незаконную свалку, пусть пока и маленькую, но имеющую все признаки интенсивного развития. Конечно, две эти помойки тоже были оперативно нанесены на интерактивную карту, однако есть ли смысл?

Мусорные метастазы

В конце прошлого года в областном центре попытались задать необходимый разгон будущему Году экологии проведением практической конференции с длинным и размытым названием «Экологические проблемы муниципальных образований Архангельской области и пути их решения. О проведении в Архангельской области Года экологии и Года особо охраняемых природных территорий. Основные изменения природоохранного законодательства». Речь шла, в частности, и о несанкционированных мусорных полигонах. Кстати, на этом мероприятии были озвучены крайне нелицеприятные цифры статистики за последние пять лет – более шести сотен возгораний отходов только за пожароопасный сезон 2016 года, что на треть превысило прошлые показатели.

В связи с тем что свалки бытового мусора и отходов деревопереработки, как правило, располагаются в лесных массивах вблизи поселений (вывозящие отходы организации и частники из соображений экономии не слишком заморачиваются на легальности своих действий), выявлением таких полигонов в последние годы занимается региональное управление МЧС России. И данные такого мониторинга оказались шокирующими – если в 2015 году в реестр нелегальных помоек были внесены 88 объектов, то на следующий год список уже перевалил далеко за сотню. То есть пожароопасная и экологическая опасность в регионе не только не уменьшается, но и весьма заметно прогрессирует. Чуть менее двух третей из обнаруженных свалок приходится на отходы деревообрабатывающих предприятий, остальное – на твердые бытовые отходы. В черном списке – добрая часть муниципалитетов области: Онежский, Пинежский, Плесецкий, Няндомский, Коношский, Шенкурский, Вельский, Виноградовский районы, Устьяны и Каргополье. Причем и местный минлеспром, и Росприроднадзор, и прокуратура в курсе столь неказистого положения вещей.

Видимо, выводы конференции особо на состояние дел пока так и не повлияли. Активисты Общероссийского народного фронта вынуждены констатировать, что Архангельская область среди других регионов страны остается в числе аутсайдеров по эффективности мер по рекультивации незаконных полигонов. Естественно, только силами общественников и экологов с проблемой справиться невозможно, а власти особого усердия в этом процессе пока не проявляют.

– Свалки настолько огромны, что собственными силами людям их не убрать, нужна техника, – сказала координатор проекта регионального отделения ОНФ «Генеральная уборка» Айман Тюкина.

С широко закрытыми глазами

А вот Европа, к примеру, уже давно и довольно успешно использует практику выведения «помоечников» на чистую воду. Так, в Чехии, мало того что создали подобную карту несанкционированных свалок, так еще и развесили на деревьях скрытые камеры, позволяющие фиксировать нарушителей закона и привлекать их к ответственности.

Оправдания же местных чиновников, рассуждающих о невозможности поймать нарушителей за руку, выглядят крайне нелепыми – Архангельская область с ее заявлениями о космическом и авиационном мониторинге экологической ситуации обладает куда большими возможностями экологического контроля.

Правда, пока Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривает довольно беззубые меры воздействия: штраф за организацию незаконной свалки для физических лиц составляет какие-то жалкие одну – две тысячи рублей, 50 тысяч – для предпринимателей и 30 тысяч – для должностных лиц. Есть, конечно, и уголовная ответственность – до двух лет лишения свободы с обязанием виновных ликвидировать нанесенный экологии ущерб методом вывоза мусора и рекультивации почвы, но пока сколько-нибудь резонансными решениями в этой области релизы властей не блещут.

Поле безответственности

Возвращаясь к обнаруженному активистами ОНФ полигону под Холмогорами, возникает вполне резонный вопрос: неужели ни власти района, ни лесничество в течение многих лет не знали о существовании под носом нескольких незаконных помоек? Подобный вывод не представляется возможным.

Обращение представителей организации об обнаружении полигона поступило в местное минприроды, которое обещало рассмотреть его в «установленные законом сроки». Указанную территорию осмотрели государственные инспекторы, которые и установили, что полигон действительно существует, располагается на землях промышленного назначения и учтен в утвержденной губернатором Архангельской области территориальной схеме обращения с отходами.

Судя по подписанной министром Дорониным бумаге, три десятка лет назад эта территория была выведена из земель лесного фонда именно с целью организации на ней помойки. А поскольку современным требованиям безопасности свалка не отвечает, территория подлежит рекультивации.

И вроде бы все понятно, но есть одно «но»… На протяжении многих лет только в районе Холмогор действует не один десяток несанкционированных свалок. По данным ОНФ, законных помоек в этом районе нет вообще.

Что такое санкционированная свалка? Это когда к ней существуют нормальные подъездные пути, на въезде организован какой-никакой пункт учета, шлагбаум, ограниченная территория, на которой распределением мусора занимается необходимая техника.

В данном же случае власти района в течение многих лет закрывают глаза на экологическую проблему. С одной стороны, это можно объяснить бумажной волокитой и недостатком бюджетных средств для перевода полигона в законное поле. С другой – на поверхности регулярное нарушение районной администрацией и пользователями нелегального полигона природоохранного законодательства. При отсутствии контроля и учета на свалку может попасть все что угодно – от туш больных животных до радиоактивных отходов. А учитывая тот факт, что подавляющее большинство даже внесенных в реестр свалок действуют именно в таком режиме, Архангельская область может ждать масштабных негативных экологических последствий. И даже запланированная на какое-то неопределенное будущее рекультивация проблему никак не решит – при отсутствии мест складирования отходов стихийные свалки продолжат появляться как раковые метастазы.






Партнеры