Что будет с малым и средним бизнесом в Арктике с вводом в действие нового закона

В дискуссионном клубе ПОРА обсудили законопроект о поддержке арктического предпринимательства

30.05.2019 в 21:44, просмотров: 3623

По словам гендиректора Проектного офиса развития Арктики Бориса Тарасова, сегодня основное внимание уделяется обсуждению того, как новый закон «О господдержке предпринимательской деятельности в Арктической зоне РФ» повлияет на крупные нефтегазовые проекты, в то время как мало кто пытается анализировать, как его действие скажется на мелком и среднем сегменте экономики региона.

«Предприниматели на севере ждут более существенных льгот. Законопроекты касаются предпринимательской деятельности, а нужно что-то новое внести и в части усиления социальных гарантий и льгот для самих работников. Пока не видны меры, направленные на развитие предпринимательской деятельности коренных малочисленных народов Севера».

Что будет с малым и средним бизнесом в Арктике с вводом в действие нового закона

По поводу проекта федерального закона и связанных с ним изменений в Налоговом и Трудовом кодексах высказался зампред комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Александр Крутиков – один из авторов законопроекта. По его мнению, законопроект предлагает стимулы и механизмы экономического развития Арктики: создание высокооплачиваемых рабочих мест, строительство предприятий. Это должно переломить печальную ситуацию с инвестициями в экономику Арктики, где создание нового предприятия требует вдвое, а то и втрое больше вложений, чем в средней полосе страны. По той же причине предприниматели сворачивают уже действующий в регионе бизнес.

«Мы взяли все лучшее, что работает и востребовано бизнесом на Дальнем Востоке, однако полностью скопировать его преференциальный режим невозможно по той простой причине, что издержки и риски в Арктике выше, – пояснил Крутиков. – Пониженные налоговые ставки в Арктике предлагается установить на весь срок действия инвестиционного проекта. Кроме того, они будут действовать не внутри опорных зон и территорий опережающего развития, а на всей территории Арктической зоны РФ».

«Достаточно серьезная доля ВВП формируется в Арктической зоне. Конечно, очень важны правильное регулирование и справедливые преференции для людей, которые там живут, – поддержал Крутикова замминистра по развитию Дальнего Востока и Арктики Денис Кравченко. – Мои собственные родители ездили работать на Север ради романтики и запаха тайги, но сейчас, безусловно, все диктует экономика. Я считаю, если нам удастся создать интересные условия, то достаточно большое количество молодых людей могут переехать в Арктику, жить там, развивать собственное дело, а не работать вахтовым методом».

Кстати, малое и среднее предпринимательство формирует около 21% национального ВВП, в то время как в развитых странах эта цифра более чем втрое выше.

Эксперт ПОРА Андрей Иванов отметил, что внедрённые при других экономических реалиях советские северные льготы были механически перенесены в современные условия, но частный бизнес себе этого позволить не может. В структуре себестоимости товаров и услуг это более 50 процентов. Поэтому, по мнению эксперта, оптимально было бы перейти к новой модели взаимодействия между работодателем и работником

Дмитрий Фишкин, заместитель директора департамента государственной политики и регулирования в области гидрометеорологии, изучения Арктики, Антарктики и Мирового океана Министерства природных ресурсов и экологии РФ, считает, что экономическую составляющую законопроекта необходимо отделить от мер социальной поддержки и поддержки коренных малочисленных народов Севера. «Мы не можем обеспечить оленеводам, проживающим в арктической зоне Архангельской области, например, принципиально иные условия хозяйствования, чем для их соплеменников, проживающих не в арктической части региона, тем более что зачастую это кочевые народы. Крайний Север – это область, которая шире полномочий Минвостокразвития. Это более масштабная проблема, которую нужно решать на уровне правительства. При этом экономические начинания, безусловно, будут влиять на «социалку» и жизнь КМНС», – считает эксперт.

Представители крупного бизнеса, присутствовавшие на круглом столе, отметили, что они в целом поддерживают необходимость принятия закона, однако он требует дальнейших доработок и обсуждений.

«Когда такие законопроекты рассматриваются, всегда возникает масса вопросов: затрагиваются разные интересы, тем более что регион большой. Подобного рода рассуждения никогда не могут быть недискуссионными. Конечно, некоторые понятия еще нужно шлифовать, некоторые темы вызывают вопросы. Для меня, как для представителя шельфовой компании, особенно актуален вопрос наличия единого контролирующего органа вместо многих. Но в целом мы поддерживаем законопроект и готовы участвовать в его доработке и предоставлять свою экспертизу», – высказался заместитель генерального директора ООО «Газпром нефть шельф» Рустам Романенков.

Заместитель директора по логистике Сибирской угольно-энергетической компании Максим Игнатьев тоже предложил ряд дополнений. В частности,предлагает распространить статус резидента на действующие портовые предприятия, осуществляющие значительные инвестиции в развитие и модернизацию своих активов.

«Инвестиционные проекты в действующих портах Арктического региона, помимо непосредственного развития мощностей, имеют и социально-экономические эффекты от создания новых рабочих мест, повышения экологичности производства и расширения возможностей использования Северного морского пути», – сказал он.

«Проект закона потенциально открывает новые горизонты для интенсивного развития Арктического региона. Поддержка малого бизнеса — очень сложный вопрос с массой нюансов. Однако отсутствие закона затруднит, практически сделает невозможной деятельность инвесторов в АЗРФ. Закон начнет работать, а практика его реализации позволит оперативно внести в него изменения», – подытожил модератором встречи, эксперт ПОРА по ГЧП Александр Воротников.