В Москве приняли закон, который уничтожит ценные породы рыб в Поморье

01.03.2019 в 11:09, просмотров: 9705

Под занавес 2018 года депутаты Госдумы РФ внесли поправки в закон о защитных лесах, поставившие под угрозу естественные воздушные и водные фильтры и существование архангельской сёмги в принципе.

В Москве приняли закон, который уничтожит ценные породы рыб в Поморье
Река Юла - одна из сёмужьих нерестовых рек в Архангельской области. Фото: Андрей Щёголев

Архангельская область всегда по праву славилась лесными и рыбными ресурсами. Однако уже в ближайшее десятилетие регион может лишиться своего главного природного достояния: доступный лес практически исчерпан, а запасы другой гордости поморского края – семги – катастрофически уменьшаются. Экологи Всемирного фонда дикой природы (WWF) предупреждают о новой угрозе, которая может лишить Архангельскую область не только тысяч гектаров самых важных лесов, но и ценных пород рыбы.

Как рассказал руководитель Архангельского подразделения Баренц-отделения WWF России Андрей Щёголев, в конце 2018 года Госдумой РФ были приняты поправки в закон о защитных лесах, которые фактически разрешают проведение рубок на этих самых ценных лесных территориях. Так, новый закон, который вступит в силу с 1 июля 2019 года, сокращает площадь защитных лесов по берегам нерестоохранных водоёмов с одного километра до 50–200 метров. Экологи считают, что это нанесет непоправимый ущерб не только лесным экосистемам, но и повлечет за собой ухудшение качества воды и сокращение нерестилищ и популяций ценных видов рыб.

Что такое защитные леса?

Защитные леса – самые ценные леса России. Сейчас в законодательстве выделяется 17 категорий защитных лесов общей площадью 283 миллиона гектаров, к которым относятся, например, нерестоохранные и водоохранные полосы, притундровые леса, защитные полосы вдоль дорог и железнодорожных путей, зелёные зоны, лесопарки и другие массивы. Эти леса наиболее важны для поддержания природного баланса, сохранения биоразнообразия и мест обитания, а также здоровья людей.

В Архангельской области таких лесов 8,7 млн гектаров, из которых 2,5 миллиона – нерестоохранные полосы лесов. Нерестоохранки защищают водные объекты, в которых происходит нерест ценных видов рыб. Во многих районах области, в первую очередь южных, защитные леса – это единственное, что осталось нетронутого. Если посмотреть, например, на космоснимки Коношского района, то отлично видны узкие полоски хвойного леса вдоль рек на фоне сплошных вырубок всей остальной территории, зарастающей малоценными лиственными породами. Эти защитные полосы лесов защищают реки от обмеления, заиливания и замутнения воды, задерживают таяние снега весной, предотвращая весенние паводки, служат естественными фильтрами-очистителями, улучшающими химический и бактериологический состав воды. Нерестоохранки не только защищают водные ресурсы, но и являются центрами концентрации биоразнообразия, важной частью экологического каркаса территории. А куда люди едут в выходные дни, чтобы отдохнуть на природе, поставить палатку, утроить пикник, а заодно и грибочков пособирать? Поближе к речке, в прибрежный лесочек. Так что эти участки еще и важное место рекреации и сбора даров леса.

Рыба родится в лесу

Именно северные лесные речки с чистой, незамутненной служат роддомом и детским садом для атлантического лосося (сёмги). Проводя большую часть жизни в океане, на нерест сёмга приходит туда, где появилась на свет. Здесь рыба откладывает икру, из которой затем вылупляются мальки и проводят первые 3–4 года своей жизни. Речной этап – самый опасный в жизни сёмги. От момента закладки икры до выхода в море выживает всего 2–3 процента молоди. Остальные становятся добычей речных хищников, рыбоядных птиц, погибают от недостатка корма либо неблагоприятных условий (качество воды, климатические факторы). В Архангельской области таких лососёвых рек около пятисот. Одной из самых богатых красной рыбой рек издавна считалась Мезень и её притоки. Однако в последние десятилетия популяция сёмги в Мезени и других реках значительно сократилась. Причина – чересчур активный промысел, в том числе нелегальный вылов на нерестилищах и путях миграции, а также изменение водности и качества воды в результате масштабных лесозаготовок.

Без леса не будет и рыбы

– Без леса у нас не будет не только чистого воздуха и воды, но и рыбы, – говорит Андрей Щёголев. – В результате десятилетий пионерного освоения лесных ресурсов, когда вырубались всё новые и новые массивы естественно выросших лесов, а качественное лесовосстановление на освоенных территориях не проводилось, доступный лес в регионе практически закончился. Снятие запрета на рубки в защитных лесах приведет к уничтожению и этих самых важных лесов в самое ближайшее время. В Архангельской области 1,8 миллиона гектаров нерестоохранных полос рискуют потерять свой защитный статус. И это приведет к самым серьёзным последствиям. Сокращение ширины нерестоохранных полос с 500–1000 метров до 50–200 метров при сплошных рубках приведет к изменению гидрологического, температурного и светового режима на этих реках: бурным весенним паводкам, обмелению и пересыханию нерестилищ в летний период, их заилению, замутнению воды, снижению содержания кислорода в воде, что в дальнейшем негативно скажется на популяции лососёвых рыб. Сокращение, например, нерестоохранной полосы по реке Солзе нарушит деятельность Солзенского лососёвого завода.

Для многих жителей Архангельской области рыбный промысел является важным источником дохода. К сожалению, этим природным богатством региона распоряжается население крайне нерационально – браконьерство наносит огромный урон рыбным запасам. Сокращение нерестоохранных полос лесов вкупе с чрезмерным выловом приведёт к тому, что вскоре о местной красной рыбке северянам придется окончательно забыть.

Закон необходимо доработать

Символично, что закон, который ставит под угрозу будущее лосося и других ценных видов рыб, вступит в силу как раз в Международный год лосося, объявленный межправительственными организациями и поддержанный Россией. Всемирный фонд дикой природы (WWF) уже направил президенту и в Совет Федерации обращения с просьбой наложить вето и отправить на доработку опасный закон. Сейчас, по мнению экологов, важно организовать широкое экспертное и общественное обсуждение проблемы нерестоохранных полос лесов, по итогам которого внести в Лесной кодекс поправки, позволяющие сохранить существующие нерестоохранки, а значит, дать лососю шанс на выживание и восстановление популяции.