«Предчувствие» с Севера

«Северо-Восток» спустя долгие годы презентовал новый альбом

25.02.2015 в 22:51, просмотров: 1834

 Четырнадцатого февраля в Колесе создавалась праздничая атмосфера не только из-за Дня Святого Валентина. Московская фолковая группа «Северо-Восток» привезла на родину вдохновения новую программу, которую поклонники ожидали с 2008 года.

«Предчувствие» с Севера
«Северо-Восток» на сцене «Колеса»

«Северо-Восток» отличался скорее инструментальным направлением, а сейчас обороты набирает песенный формат. В «Улетаю», попавшей в «Чартову дюжину», звучит вокал Хелависы, отличный от привычного в «Мельнице». Сейчас группа может похвастаться и приглашенными именитыми гостями, и раем выдаваемого электрогитарного звука, и голосом Ольги Егоршиной – вокалистки, наконец, устоявшейся в коллективе.

– Вы уделяете большое внимание обратной связи со слушателями. Как вам архангельская публика?

– Трудно себе представить, что под такие песни как «Чайка» или «Зима» кто-то бы начал делать телодвижения, как принято на рок-концертах, хотя пытались, надо сказать. Есть музыка для рук, когда хлопают, для ног, когда танцуют, а есть для ушей, для сердца, для души. Наверное, мы в третьей категории. Главное, что слушают, – реакцию видно по глазам. Мы предпочитаем именно сидячие залы, потому что люди лучше воспринимают музыку на слух. Вообще, архангелогородцы очень критично к себе относятся – говорят, что вокруг холодно и серо, все плохо. Мы приезжаем второй раз и убеждаемся, что здесь очень хорошо, светло, чисто, и живут замечательные люди.

– Вы ездите по рекам и озерам севера в поисках вдохновения. Почему вас привлекают именно северные водоемы?

– Да, ежегодно месяца на полтора мы выезжаем на Север. Правда, мы ездим в ту часть Белого моря, где Кольский полуостров, озера северной Карелии. Нам нравится эта местность безлюдными озерами, множеством островом, где можно уединиться. Сначала мы долго гребем, потом ставит лагерь, играем на гитарах... Как раз на Белом море насочиняли полтора альбома, сидя в палатках из-за плохой погоды.

– Предпоследний альбом вы выпустили в 2008 году. Почему «Предчувствие» так долго рождалось?

– «Открытый берег» был несколько ненаправленный, по большей части инструментальный – это получилось в основном из организационных соображений. Потом мы не то, что потеряли некоторый вектор развития, а просто не знали куда двигаться. Да и состав постоянно менялся, поэтому приходилось менять тональности, звучание. Когда мы устоялись с последней вокалисткой Олей, переписывали «Открытый берег». Даже последнюю окончательную версию она вдохновилась перепеть на новый лад. Последний альбом мы понемножку готовили, пока не решили, что он годится. К тому же, спешки особой не было, хотя было немножко неловко, ведь мы предупреждали поклонников о скором появлении нового альбома, они ждали, а мы начинали сомневаться, что-то дорабатывали, пересводили, перепевали. В шоу-бизнесе бывают некоторые закономерности, и альбом задержался еще – когда стало ясно, что это радиоэфирные песни, стали ждать когда начнется эфир по «Нашему радио».

– Почему у вас были проблемы с вокалистками? За все время сменилось более пяти.

– Такой репертуар сложно петь – мелодии не вокальные, а инструментальные. Их могут петь только люди с джазовой подготовкой. Те, кому близка эта музыка по духу, не умеют ее петь технически, а те, кто учатся вокалу, обычно в процессе пересаживаются на джаз. Мелодии создаются без учета сложности исполнения. Поэтому трудно найти человека, который может и хочет. Мы искали не деланый, с манерными приемчиками, хриплый, а просто женский голос, без всяких зажатостей и извилистостей.

– Уже можно утверждать, что «Предчувствие» выстрелил? Вы занимали приличные позиции в «Чартовой дюжине».

– Дай бог. Попадание в «Чартову дюжину», неважно на какое место, хорошо. Посмотрим, как пойдет дальше. Мы нацелены ездить по городам, играть музыку. Наше творчество – это самоцель. Люди начинают играть и заниматься музыкой точно не для того, чтобы сделать карьеру, а для удовольствия. Человек становится музыкантом не потому, что он умеет делать что-то в музыке, а потому что не может просто жить иначе.

– Сотрудничество с Хелависой – это дружба или ход?

– С ней мы давно сдружились и сотрудничаем. Сейчас нужны какие-то гости, чтобы было интереснее, поэтому сам бог велел. Правда, слышно, что это не «Мельница», потому что Хелависа поет своей узнаваемой манерой, а у нас получилось по-другому. Это не значит, что Оля не могла спеть сама, но ведь как бывает – когда гости приходят, можно и подвинуться.

– Вы ежегодно выступаете на «Нашествии», хотя появляется все больше мнений, что фестиваль стал более попсовым и коммерческим. Вы с этим не согласны?

– Первое выступление группы как раз состоялось на этом фестивале. Генеральному продюсеру просто понравилась наша песня. Мы попали в очень приличную компанию. Я не ожидал, что исполнительский уровень русского рока к середине 2005-го так здорово вырос. В блоке, в котором мы выступали, была и «Мельница», и «Пелагея», и «Дети Пикассо», и «Начало века» – очень приличные. «Нашествие» – один из крупнейших и старейших фестивалей, и выступать на нем для группы статусно. Те, кто говорят, что играть на «Нашествии» – отстой – это люди, которых туда не зовут. Выступление на фестивале стало для группы пробой и сигналом, что стоит продолжать, и серьезно нас вдохновило.

– Очень серьезная проба для молодой группы без опыта. Страшно было впервые играть перед публикой, да еще и на большой сцене?

– Было нестрашно. Возникла другая проблема – тогдашнюю вокалистку где-то продуло перед фестивалем, и мы не знали, как выступать. Она применяла какие-то сильные средства, и на следующий день мы смогли выступить.

– Как вы оцениваете развитие русского рока сегодня?

– Что-то нравится, что-то не нравится – дело вкуса. Чем измерить его развитие? Если он до сих пор живой и неплохо себя чувствует, фестивалей проходит не меньше. Русский рок не может не существовать – он нужен молодежи. Рок нужен как ностальгия молодости. Он во многом стал частью шоу-бизнеса, и эта часть, может быть, честнее другой.

– О новом альбоме уже задумываетесь?

– Музыкальный материал песен выбирается для следующего альбома. Над словами мы еще не начинали работать. Сейчас надо этот альбом предъявить. Мы верим, что в стране найдется много людей, которым понравятся наши новые песни. Задача в том, чтобы довести альбом до людей. Очень многие люди просто про нас не знают, хотя играем мы достаточно давно.