В «Джаз-мастерской» и клубе «Колесо» первого и второго марта состоялись выступления яркой московской блюзовой группы «Dynamic James».

05.03.2014 в 11:01, просмотров: 1979

 Звучание группы, характерное для музыки 50–60-х годов, покорило искренностью, а музыканты – истиной любовью к своему делу. Некоторые песни вошли в сборник «100 лучших блюзов России», а за какие-то пять лет коллектив успел выступить перед администрацией Президента. От Виталия Дмитренко, гитариста и основателя «Dynamic James», удалось узнать, почему же блюз сейчас так стремительно набирает популярность.

В «Джаз-мастерской» и клубе «Колесо» первого и второго марта состоялись выступления яркой московской блюзовой группы «Dynamic James».

 – Понравилось в Архангельске?
– Да. В «Джаз-мастерской» три раза вызывали на бис, благодарили. В «Колесе» народ начал вдруг танцевать. Говорят, что публика танцует нечасто. Первое отделение переиграли на полчаса. Пролетело незаметно.

– Как пришла идея основания группы?
– Я занимался аранжировкой десять лет и преподавал, у меня была домашняя студия. Я сделал двести пятьдесят аранжировок для клиентов, для творческих личностей. Практически не играл лет пятнадцать. Блюз – это самое первое, что появилось в эстрадной музыке, прародитель диско, фанка, свинга, латино и прочего.

– Со времени основания вышло пять дисков. Над чем вы сейчас работаете?
– За пять лет было тринадцать вокалистов. Мы играем джемы. Выступаем с концертами в основном в Москве и Подмосковье. Были на Международном фестивале джаза и world musiс, летом в прошлом году в Петропавловской крепости, и в этом году нас пригласили. Был еще международный фестиваль «Дельта Невы» в 2009 году. Сейчас мы с Настей, нашей вокалисткой, работаем уже два года. У нас авторские песни.

– Новый диск планируете?
– Программу, да. Хочется такого. Восемь песен уже есть. Уже четыре из них поем на концертах.

– Чем «Dynamic James» отличается от других?
– Мы любители олд скул блюза 40–60-х, гитариста Ти-Боуна Уокера, который считается в истории номером один. Мне очень нравится его стиль. Это веселая зажигательная ритмичная мелодичная музыка. Причем легкая, нет никакой тяжести.

– В этом секрет успеха?
– Я думаю, да. У блюза очень много ритмических красивых необычных музыкальных идей. Их можно комбинировать. Если заниматься творчеством, есть возможность придумать много интересного. Блюз – самая искренняя музыка. Я бы сказал, что она происходит от интуиции, от Святого духа. Блюзовые музыканты импровизируют постоянно. Каждый раз играем по-разному.

– Вы большой любитель винтажных гитар. На какой играете сейчас?
– Это модель 1949 года «Epiphone». Передает тот старый характер. Мне она очень нравится. В то время гитары делались из отборного хорошего дерева, датчики по особой технологии. Гитары звучали очень здорово, ярко, красиво, с характером.

– По словам Алексея Калачева, автора программ «Доктор Блюз» и «Блюзология», в развитии российского блюза было три этапа. Первый – появление блюза в 60–70-х, и знакомство слушателей с ним. Второй – переосмысление блюза и критика предшественников, а третий этап связывают с появлением более благоприятной «среды обитания» для блюза – клубов. Началось ли зарождение нового этапа?
– Он уже появился, на самом деле. Сначала блюз возник у любителей. Было очень много кавер-групп, которые играли все подряд: от Пола Маккартни до «Deep Purple». Некоторые ребята остановились на блюзе, начали делать программы. И со временем, скажем, лет восемь назад, в России появились групп тридцать-сорок, которые играли блюз. Начали появляться фестивали, клубы. А в 2008 году кризис очень здорово подхлестнул. Рестораны, чтобы выжить, стали приглашать живую музыку. Сейчас в Москве в день примерно по пятнадцать концертов, даже в понедельник. Блюз очень нравится публике, даже непосвященной, потому что это танцевальная музыка для отдыха. Рок-н-ролл, свинг, буги, латино, фанк – это все блюз. Очень много хитов было придумано в 50–60-х, и сейчас люди больше танцуют под блюз, чем под что-либо другое.

– Это и есть третий этап. А четвертый?
– Неизвестно, что будет дальше. Блюз практически вырастает до самой популярной клубной музыки. Попса там на каком-то своем уровне. Попсовых клубов, наверное, меньше, чем блюзовых и джазовых. Народ полюбил танцевать под живую музыку – это самое главное. Сейчас развиваются группы, делают программы, авторские песни записывают, ездят с гастролями по стране. Все великолепно. Мы сейчас выступаем на свадьбах, днях рождениях, корпоративах, в прошлом году на Новый год выступали в санатории администрации аппарата Президента. Сыграли четыре песни. Все хлопали, благодарили. Я думаю, что блюз займет в поп-культуре главенствующее место. Хотя я искренне люблю настоящую попсу.

– Кого, например?
– Да хоть «Ласковый Май». Это же искренняя музыка.

– А из более современного?
– Я не слушаю ничего попсового сейчас. Меня это не интересует. Есть люди, которые серьезно относятся к музыке, аранжировке, искренне поют, и у них получается хорошая рускоязычная попса.

– Какие в России блюзовые коллективы можете выделить?
– В Москве коллективов сорок-пятьдесят: «Mishouris Blues Band», «Петрович Бэнд»... В Питере интересная группа «Old Fashion Blues Project», бэнд Кистанова. Практически все выступающие блюзовые группы имеют глубокий уровень любви к блюзу и делают что-то интересное.

– В свое время вы выбрали блюз или блюз вас?
– Любой музыкант, который изучает свой инструмент, знает, что практически любое соло основано на блюзе. «Led Zeppelin», «Pink Floyd», «Deep Purple» – все основано на блюзе. Без него невозможно изучить инструмент: те же клавиши, барабаны, трубы, духовые, саксофон, губные гармошки. Старые ритмы уникальны. Блюз прародитель всех музыкальных жанров, и попсовых в том числе.

– Вы преподаете гитару. Есть своя методика?
– Я преподаю уже с 1986 года. Писал методику, предлагали публиковать. Естественно, все выработалась с годами. Преподаю все в полном объеме: гитару, аккомпанемент, звук, импровизацию, аранжировку, стили.

– Выучили кого-то интересного?
– Да, много учеников моих, уже взрослых людей, которым лет по тридцать пять. Где-то десять из них играет в группах. Это уже мои друзья.

– Необходимо ли воспитывать публику своей музыку или же подстраиваться под нее?
– Это скорее популяризация, а не воспитание. Мы резиденцы клуба «Б2» – играем там уже пятый год. У нас проходят джемы, и любой музыкант может с нами поиграть. Люди приходят туда танцевать, у нас бесплатный вход. Собирается человек сто пятьдесят. И когда первый раз слышат живьем блюзовую музыку, они влюбляются, говорят, что теперь будут слушать, будут танцевать под это. Тем более что сейчас много концертов и фестивалей в стране, и это нравится людям.

– На вашей странице в социальной сети есть цитата: «Начните заниматься тем, что вам нравится, и вам не придется работать ни одного дня в жизни». Конфуций оказался прав?
– Я философ, и философия помогает мне жить. Я изучал Веды, Библию, другие филосовские труды, Канта, Кастанеду, Конфуция тоже много читал. Это пророческие слова. Человек должен любить то, что он делает. Это не ощущается как работа, которую ты делаешь, это ощущается как творчество, ты получаешь удовольствие от того, что ты делаешь.

– У творческих людей это проблематично. Все упирается в деньги.
– Для меня «творчество» – ругательное слово. Покойный режиссер МХАТ Ефремов сказал, и я принял эту идею, что слово «творчество» мы не используем. Это работа, просто любимая работа.

– Какой совет вы можете дать начитающим блюзовым исполнителям?
– Слушать блюз, изучать, играть, любить. Получать удовольствие от жизни. Сейчас блюз востребован.