116 УК – свобода слова заперта

В Архангельске дешевле «закатать» журналиста по статье, чем ломать пальцы и челюсти, как в Москве

10.11.2010 в 11:20, просмотров: 4061

Главный редактор издательского дома «Московский Комсомолец» Павел Гусев в интервью Первому каналу прокомментировал избиение журналиста «Коммерсанта» Олега Кашина следующим образом: «Общественная палата не раз поднимала вопрос по поводу ужесточения законов в отношении тех, кто нападает на журналистов, кто пытается помешать их деятельности. Мы говорили о том, что необходимо приравнять их наказание к тем наказаниям, которые применяются в отношении лиц, которые нападают на сотрудников милиции и государственных служащих. Сегодня журналист выполняет очень важную социальную задачу, и нападения вполне можно приравнять к этому составу преступлений».

116 УК – свобода слова заперта
Главный редактор "Правды Северо-Запада" и ИА "Эхо СЕВЕРА" Илья Азовский

Редакция «МК в Архангельске» на 100% солидарна с данной позицией Павла Николаевича. Однако, уповая на закон, мы не можем не рассказать показательную историю того, как в Архангельске, по мнению многих общественников, «прессуют» журналистов с помощью того же закона. Особой популярностью пользуется 116 статья «Уголовного кодекса РФ».

Дело о драке – история о поджоге
 
Так, жертвой ряда провокаций стал главный редактор общественно-политического еженедельника «Правда Северо-Запада» и ИА «Эхо СЕВЕРА» Илья Азовский.
 
Одна из историй закрутилась в марте, когда в редакцию завалился гражданин, представившийся неким Навахадским. Гражданин хотел получить номер «Правды Северо-Запада», вышедший несколько лет назад. Гражданину объяснили, что номера газет так долго не хранятся, да и бесплатно их никто не обязан выдавать.
 
Но Навахадский продолжал упорствовать. После чего главред «ПС-З» предупредил посетителя, что если тот не перестанет мешать работе редакции, Азовский вынужден будет вызвать милицию или ЧОП. После этого пенсионер Навахадский, бывший сотрудник МВД, позвонил в родной «орган» и написал на Азовского заявление по ст. 116 УК РФ «Побои».
 
Заметим, что в заявлении мелькала мысль, что якобы Азовский бил Навахадского по месту, на котором все мы сидим, из-за чего у последнего пострадала голова. Есть ли прямое сообщение у этих двух человеческих органов – утверждать не беремся.
 
Но далее последовало судебное разбирательство. Со стороны Навахадского на судебных слушаниях выступили два человека. Первая – некая тётка в рваных колготках. Всё, в чем она была уверена, – это то, что Азовский бил Навахадского. Однако когда стали звучать дополнительные вопросы, тётка просто «поплыла». Ни как был одет «рецидивист» Азовский, ни в какой офис заходил Навахадский, ни расположения кабинетов на этаже и много чего другого «свидетель» вспомнить не смогла.
 
Другим «очевидцем» выступил молодой лейтенант милиции. Пожалуй, единственное, в чем он был уверен – это время инцидента. Стоит ли анализировать остальную часть его показаний, если он даже не смог вспомнить фамилию своего напарника?
 
Весьма интересно вёл себя на суде и сам гражданин Навахадский. Во время одного из судебных заседаний он вдруг достал фото своей сгоревшей дачи в одном из СОТов за чертой города и начал демонстрировать их судье. При этом Навахадский утверждал, что на заборе сгоревшей дачи была сделана надпись «Привет от Азовского», прозрачно намекающая, что якобы журналист и совершил поджог.
 
Я так и представляю, как Илья, которого на улице узнаёт каждая собака, после рабочего дня поехал за город, темными вечерами пробирался по посёлку и начал разводить костерок. Интересно, почему он на заборе не выцарапал свои паспортные данные? Или логотип газеты? Абсурд, да и только!
Но вернемся к рассмотрению дела по существу (кстати, вопрос к юристам: мог ли вообще суд рассматривать историю со сгоревшей дачей в рамках заявления о побоях?). Со стороны Азовского выступили четыре свидетеля. Они последовательно изложили всё, что происходило во время визита Навахадского, и без сомнений ответили на вопросы суда.
 
Сомневаться в их словах нет никаких оснований, так как они находились на рабочем месте. Но невзирая на эти факты, суд вынес решение не в пользу Азовского. Главный редактор общественно-политического издания «влип» по 116 ст. УК РФ.
 
На журналиста напали. В органах мирно спали?
 
Я думаю, не надо объяснять, что такое условный срок. Не там перешёл дорогу, и к тебе уже совсем другой подход со стороны органов. Да мало ли к чему можно придраться, когда на человеке поставлен такой штамп?
 
И как после этого независимому журналисту, главному редактору газеты, которая много лет осуществляет общественный контроль самых острых событий в регионе, выполнять свою профессиональную деятельность? Стать покладистым и уступчивым? А может быть, заткнуться вообще и писать об одуванчиках? Кто пытается такими способами загнать журналиста в угол?
 
Недругов в Архангельске у Ильи Азовского немало. Несколько лет назад он активно критиковал экс-депутат ГосДумы Владимира Крупчака. Как ни странно, в то время на главного редактора «Правды Северо-Запада» и депутата Областного Собрания напали в центре города, ударили по голове, в результате чего он сотрясением мозга был доставлен в больницу.
 
С тех пор прошло четыре года. О том, что найдены и наказаны исполнители и заказчики преступления (или на депутата напала дворовая шпана?), нам ничего не известно. Скорее всего, это преступление пополнило немалый список нераскрытых нападений на журналистов в России.
 
Правоохранительные органы, как обычно в таких случаях, продемонстрировали нулевой результат.
Помимо экс-депутата Крупчака «Правда Северо-Запада» неоднократно критиковала в городе многих политиков, депутатов, бизнесменов… В их числе и экс-председатель городского Совета депутатов Анатолий Кожин, и его заместитель Олег Резвый, и депутат Областного Собрания Виктор Заря, и руководитель группы компаний ООО «Семь дней» Юрий Сидоров. Всех вероятных недоброжелателей журналиста и не перечесть!
 
Овечья шкура обиженного зверя?
 
А давление на Азовского нарастает с каждым днем. Порой доходит просто до смешного. К примеру, в октябре главред «ПС-З» был в трехнедельном отпуске и находился за границей. И как вы думаете, что нового он узнал о себе, вернувшись на родину? В Архангельске был избит бывший руководитель Северного Русского народного хора Влад Смелов. И опять виноват Илья Азовский!
 
Отличился Смелов тем, что несколько лет назад снимался в гей-порнофильмах (где-то в Ленинградской области) с юношами, которых по вторичным половым признакам вряд ли можно считать совершеннолетними. А пару лет назад Смелов приехал в Архангельск, занял пост директора государственного учреждения культуры (представляющего Россию на международных уровнях) и начал активно рассуждать о духовном воспитании подрастающего поколения. И это на посту директора государственного учреждения культуры! Недовольство общества было озвучено в «Правде Северо-Запада», после чего Смелова сняли с поста директора весной этого года.
 
Какие логические процессы проходили в голове у порноактера этой осенью, нам неведомо. Но после избиения он пошёл в милицию писать заявление, указав, что организатором нападения является не кто иной как всё тот же Азовский.
 
Да какое дело главреду общественно-политической газеты до уволенного директора хора? Ему что – больше заняться не чем? При том, что он в эти дни находился за границей.
 
В данный момент заявление Смелова находится на рассмотрении в милиции. Гипотетически, если заявление поступает в суд, дело может рассматриваться по той же 116 статье УК РФ. Вам это ничего не напоминает?

Кто первый вякнул, того и тапки!
 
А теперь предлагаю абстрагироваться от описанных случаев и порассуждать о ст. 116 УК РФ. По неофициальным данным, в Архангельске по этой статье в милицию попадает порядка 20 человек в день. Получается около 600 человек в месяц и более 7 000 в год. А на скольких пишут заявления без привода в милицию?
 
При этом, как отмечают эксперты, в судебной практике решения чаще всего выносятся в пользу заявителей. Кто первый вякнул, того и тапки! Так что написать по этой статье заявление можно на любого человека. И неважно, что вы живете и работаете в разных частях города. Неважно, что лично вы не встречались уже несколько лет. Закон есть закон.
 
К тому же есть закон, а есть суд. Полгода назад, будучи в командировке в Москве, разговорились на эту тему с одним из журналистов российского телевидения. По его словам, подкуп судьи в Москве стоит примерно 500 тысяч рублей, в Питере 300-400. В Архангельске же, как говорят работники одного городского суда, договоренность с мировым судьёй вам обойдется всего в 50 тысяч рублей.
Плюс 50 посреднику. Например, одному из преподавателей (юристу). Делаем выводы, господа!
 
Официальное обращение к Павлу Гусеву
 
Уважаемый Павел Николаевич! Обращаюсь к Вам как к Председателю Комиссии Общественной палаты РФ по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в СМИ от имени редакции «МК в Архангельске», наших читателей и неравнодушной общественности Архангельской области. Мы просим Вас не оставаться в стороне от этих процессов, отрицательно влияющих на свободу слова в Архангельской области, и рассмотреть этот вопрос на заседании Общественной палаты. Заранее благодарны!
 

Когда верстался номер:
 
В редакции «Правда Северо-Запада» нам сообщили, что вышеупомянутый Юрий Сидоров подал исковое заявление в суд на главного редактора «ПС-З» Илью Азовского по ст. 130 ч. 2 УК РФ «Оскорбление». Причиной послужил ряд вопросов (о деятельности Сидорова, депутатов Резвого и Кожина), которыми Азовский задался на страницах газеты. Выходит, в одну и ту же реку можно войти несколько раз?