Свято место: зачем «Запад» обещают вернуть с того света

Простоявшую на Красной пристани более тридцати лет шхуну демонтировали. Что дальше?

03.08.2016 в 01:53, просмотров: 2397

Наконец-то вопрос о судьбе шхуны сдвинулся с мертвой точки - от разговоров перешли к делу. В июне этого года специальная комиссия приняла решение о сносе многострадального «Запада». А побудил комиссию к принятию такого решения очередной пожар, который шхуна перенесла весной, окончательно утратив хоть какую-то привлекательность.

Свято место: зачем «Запад» обещают вернуть с того света

Вопросом дальнейшей судьбы «Запада» занимается фонд «Морской мемориал «Колыбель русского флота», который в прошлом году учредили неравнодушные архангелогородцы. Возглавил фонд депутат Архангельской городской думы Максим Корельский, который рассказал, что решение о восстановлении шхуны и возвращении ей статуса символа Архангельска было принято еще в июне 2015 года на совете при главе области.

Однако именно это решение сегодня вызывает много вопросов: «Нужна ли Архангельску именно шхуна «Запад?», «Почему не сделать действующую, «живую» шхуну?» или «На какие деньги ее будут восстанавливать?»

«Над нами смеется вся Россия»

Директор музея Архангельского мореходного училища имени капитана В.И. Воронина Сергей Терентьев считает, что восстанавливать шхуну «Запад» нет смысла. Это нужно было делать 15 лет назад.

– Давайте исходить из того, что шхуны нет. Новую строить глупо. У нас есть судно «Михаил Сомов», который принадлежит Северному УГМС. Это последний орденоносный теплоход в Российском флоте, он работал в Антарктиде и в Арктике. Если мы хотим позиционировать Архангельск, как ворота в Арктику, тогда мы должны работать над этим вопросом, – считает Сергей Терентьев. – Построить какой-то дурацкий новодел – это просто смешно. Вся Россия уже смеется над нами. Через несколько лет эту реплику люди будут опять сносить, потому что она также сгниет.

В 2007–2008 годах Сергей Терентьев проводил активную политику по сохранению шхуны, но тогда никаких действенным мер не только по восстановлению, но и по сохранению не было принято. «Тогда это было никому не нужно», – сетует Сергей Васильевич.

По его словам судно «Михаил Сомов» возможно через год или два спишут с баланса, так как теплоход старый и работает на Севере с 1975 года. Тогда в нем можно было бы показать экспозицию освоения Арктики и Антарктики.

– Если уж восстанавливать, то давайте построим действующее парусное судно, которое нужно мореходному училищу в качестве учебного судна, кадетскому корпусу и соловецкой школе юнг. На нем ребята могли бы проходить практику. Нужно действующее судно, – подчеркнул директор музея мореходного училища.

Сергей Васильевич также задался вопросом – а какую именно шхуну собрались восстанавливать? Ведь по исходным чертежам судно имело один вид, второй вид шхуна приобрела, когда стала учебным судном мореходного училища, и третий вид, когда ее установили на причал. Чего же именно ждать горожанам?

А может все-таки «Святой Петр»?

Схожей позиции придерживается заведующий отделом военной истории Архангельского краеведческого музея Игорь Гостев:

– Делать новодел – это слишком дорогое удовольствие, поэтому гораздо лучше сделать копию одного из первых кораблей. Например, это мог бы быть «Святой Петр». Построить его вполне осуществимо – это известный тип корабля, и вышло бы это гораздо дешевле.

«Святой Петр» – первая морская яхта молодого царя Петра I, которая была построена по его указу в Архангельске весной 1693 года.

– Это имело бы большую ценность в преддверии 325-летия начала государственного судостроения в России, которые началось именно в Архангельске и именно с этого корабля, – добавил Игорь Гостев.

Юбилей совсем на носу – в 2018 году

«Запад» – это последний парусник у нас на Севере. Пока он сохранялся – было здорово, но он дожил до конца своих дней. Шхуна окончательно погибла при последнем пожаре, нет смысла ее восстанавливать, – заключил Игорь Михайлович.

Судно на берегу – это уже не корабль

Давно свою позицию по поводу восстановления шхуны «Запад» обозначил ее последний капитан Александр Клобуков.

– Восстанавливать невозможно и уже нечего – корабль 49-го года, нужно строить новый. Городить на берегу какое-то подобие «Запада» – нецелесообразно: судно на берегу – это уже не корабль, – отмечет капитан. – Уж если есть деньги и желание – постройте новый, но действующий!

Последнее время многие стали задаваться вопросом: «А может ли «Запад» быть символом русского парусного кораблестроения?» Как известно, шхуна была построена в Финляндии. Почему восстанавливают финский корабль, а не один из тех, которые были построены для пополнения Черноморского и Балтийского флотов на Соломбальской верфи в Архангельске?

– Шхуна была построена как грузовое судно в Финляндии и в историческом плане к городу не имеет никакого отношения. Если бы я был миллиардером, то воссоздал бы настоящий парусный фрегат, – говорит историк архитектуры профессор САФУ Юрий Барашков.

Точки над i

В Северном морском музеи, на балансе которого шхуна находится с 2005 года, на все возникающие вопросы есть свои ответы.

Заведующий отдела научно-исследовательской и просветительской работы Северного морского музея Иван Катышев говорит, что сейчас речь идет о восстановлении шхуны в том облике, который люди могли видеть на протяжении последних десятилетий.

– Как горожане ее запомнили, в таком виде она и будет восстановлена, – отмечает он. – Это будет объект капитального строительства в форме шхуны «Запад». При этом внутренние помещения будут готовы для производства чего-то большего, но чего пока не известно. Будет возможность подключения всех коммуникаций, внутри – пожарная и аварийная сигнализации.

Музею хотелось бы, чтобы внутри новой шхуны могли разместиться музейная экспозиция, посвященная советскому мореплаванию, помещение для проведения мероприятий по морской арктической тематике и класс детского судомоделизма. Также возможно размещение на верхней палубе небольшого кафетерия в европейском стиле.

Эскизным проектированием новой шхуны займется конструкторское бюро из Санкт-Петербурга «Полтава», с которыми учрежденный в прошлом году фонд «Морской мемориал «Колыбель русского флота» заключил договор.

– На первой фазе работы мы искали достойную организацию, в которой есть авторитетные эксперты по деревянному судостроению, конструкторское бюро с инженерами-проектировщиками, соответствующий опыт по работе с подобными судами. Организацию, которая может сделать эскизный рабочий проект по восстановлению копии с применением остатков судна, быть консультантом по демонтажу, – рассказал глава фонда.

Кстати, все что можно использовать в будущем восстановлении облика шхуны, было снято, заактировано и передано на хранение на Красную кузнецу – это винт, якорные клюзы, устройство брашпиля, целая рубка, несколько иллюминаторов. К сожалению, некоторые детали либо прогнили насквозь, либо покрылись ржавчиной. Хотя, когда в 1983 году шхуну переделывали в музей, оригинальных частей на ней практически не осталось. Возможно, даже обшивка корпуса была полностью заменена.

Теперь же ближайшие планы следующие: проектирование займет еще два-три месяцев, после чего специалисты «Полтавы» обозначат предполагаемые варианты. После того, как к середине осени появятся эскизные альбомы, начнется формирование дорожной карты строительства и определение подрядчиков по различным видам работ.

Как рассказал глава организации Максим Корельский, данные работы осуществляются за счет взносов членов фонда.

Ответ «заменителям» шхуны

– Многие говорили, что надо построить шхуну «Святой мученик Фока». Но они забывают тот маленький факт, что сегодня в Архангельске мы не сможем строить деревянные корабли, которые будут ходить под парусами, потому что их никто не зарегистрирует. ГИМС их на учет не поставит. Похожая ситуация была со «Святым Петром». Почему он сделан не один к одному, а семьдесят пять сотых к одному? Потому что он не вписывался в размер маломерного судна. Им пришлось сокращать размер корабля до имеющихся нормативов ГИМС. А «Святой мученик Фока» или «Азов» еще больше, – сказал специалист Северного морского музея.

Есть пример Воронежа, который сумел построить корабль-музей ««Гото Предестинация» – копию русского линейного корабля с одноименным названием времен Петра I. Но это полностью новодел, построенный за огромные деньги еще до кризисных времен. При этом паруснику разрешено ходить исключительно внутри воронежского водохранилища, да и то по особому распоряжению государственных чинов страны.

Единственный пример постройки качественного парусного деревянного судна – фрегат «Штандарт» в Санкт-Петербурге. Но из-за несоответствия нормам российского законодательства, фрегату запретили эксплуатацию судна в водах РФ, после чего владелец был вынужден поменять российский флаг на голландский.

– Вот такая внутренняя бюрократическая ситуация никогда не позволит нам сделать деревянный парусник на воде, – констатирует Иван Катышев.

По поводу претендента «Михаила Сомова» на символ Архангельска – есть сомнения, что его спишут через пару лет. У Северного УГМС данному экспедиционному судну нет замены, ледоколы не будут заниматься снабжением северных поселений и метеостанций.

В общем, несмотря на полярные мнения специалистов, решение о восстановлении шхуны финского производства середины прошлого века постройки уже принято. Но все-таки сомнения в необходимости сего остаются. И не только у нас.