О гибели шхуны «Ломоносов» и линкора «Варахиил» рассказали в Северном морском музее

Что ищут археологи на дне Северной Двины и Белого моря

29.09.2016 в 15:12, просмотров: 1918

В музее действует лекторий, докладчиками которого за несколько последних месяцев становились российские моряки и путешественники. Исследователь, ученый, краевед Анатолий Каранин познакомил слушателей с опасными особенностями северного мореходства...

О гибели шхуны «Ломоносов» и линкора «Варахиил» рассказали в Северном морском музее

Забытый спасатель

Парусно-моторная шхуна «Ломоносов» сделала для Архангельска и России гораздо больше, чем незаслуженно распиаренный в последние десятилетия «Запад». Но, как подобает истинным героям, корабль, совершив свой подвиг, скромно отошел в тень и, утонув в Двине, почти канул в Лету.

«Ломоносов» – не первое имя судна. Более известен корабль был как «Эклипс», и строился он в 1867 году не шхуной, а четырехмачтовым китобойным барком на верфях Шотландии. Приобрело его царское правительство России вместе с другим зверобойным судном в Норвегии для поисков в 1913–1914 годах трех пропавших арктических экспедиций: Русанова, Брусилова и Седова.

По тем временам корабль был одним из лучших на севере, тип «китобой» говорит сам за себя: дубовый корпус ледового класса, мощнейшая паровая машина и даже техническое чудо – радиостанция. Капитаном корабля был швед Отто Свердруп, известнейший арктический мореход и исследователь, участник полярных экспедиций Нансена.

Знаменитые арктические экспедиции экипажу «Эклипса» найти не удалось, но в январе 1915 года они спасли потерянную гидрографическую экспедицию Бориса Вилькицкого, шедшую на ледокольных судах «Вайгач» и «Таймыр». Эти корабли, выйдя летом 1914 года из Владивостока, отправились в Арктику по Северному морскому пути. К моменту обнаружения корабли имели повреждения корпусов, кончались запасы угля, на борту появились больные, а с началом весны суда могло раздавить льдами. С началом летней навигации все три корабля, освободившись из ледового плена, благополучно пришли в Архангельск.

Между Чекаминкой и Красным

О нынешнем местонахождении арктического корабля-героя Анатолий Каранин и его друг Виктор Латкин впервые узнали от местного жителя. Тот с детства помнил полузатопленный парусник, с которого они с отцом ставили рыбацкие сети. Позже, уже во время поисковой операции, с помощью современной аппаратуры удалось увидеть корабль на дне Мурманского рукава. Корпус, лежащий на глубине шести метров, сильно занесен песком и илом.

До бесславной гибели в двинских водах барк-китобой переделали в шхуну. В Великую Отечественную корабль горел от немецкой зажигательной бомбы. В 1963 году судно буксировали к острову Мудьюг, где из корпуса хотели сделать причал, но шхуна села на мель неподалеку от острова Красного. Там позже и затонула, возможно, еще и потому, что жители островных деревень не устояли перед соблазном снять с оставленного в бедствии корабля дубовые палубные доски.

– Поднимать судно очень дорого, отметил Анатолий Каранин. – А восстанавливать – еще дороже. Все это вряд ли реально, особенно в условиях нынешнего кризиса. Но знать об этом корабле и помнить его, отдавая дань погибшему судну, нужно. Тем более, что сейчас известно точное место его вечной стоянки.

Немногочисленные артефакты, поднятые с погибшего корабля – фрагмент палубной доски и железные крепежные шпильки – на встрече были переданы в дар Морскому музею.

«Ангел благословений»

Имя другого российского парусника, линейного корабля «Варахаил», до недавнего времени было окутано тайной. 54-пушечный линкор с именем Варахиила, архангела благословений, построенный на Соломбальской верфи к лету 1749 года, не стал грозой морей. При выходе из Двины в Белое море новый корабль с опытным капитаном Мартыном Шпанбергом при загадочных обстоятельствах оказался в дрейфе, развернулся против хода, опрокинулся на правый борт и затонул.

На борту тогда находилось 349 членов экипажа, из них при крушении погибли 28 человек: один гардемарин и 27 матросов. Спасительным оказалось соотношение 12-метровой ширины корабля с глубиной протоки в семь-девять метров: часть левого борта долго оставалась над водой, а следом за линкором шли шлюпки, принявшие терпящих бедствие на борт. Выжившие рассказывали что-то о загадочных «всплывающих островах».

Капитана Шпанберга, датчанина на русской службе, спутника Беринга, автора многих российских географических открытий, за гибель корабля и людей разжаловали в матросы и сослали на галеры навечно. Немудрено – строительство такого корабля обходилось казне в два миллиона рублей золотом. В переводе на наши деньги, уточнил Анатолий Каранин, это два миллиарда рублей. Спустя три с небольшим года, правда, Шпанберг был помилован, а причину кораблекрушения назвали неизвестной.

«Двинской капкан»

Только в наше время удалось узнать обстоятельства крушения и точное место гибели корабля, а также подтвердить невиновность капитана.

Дело в том, что прежде суда выходили из Архангельска в Белое море не по нынешнему морскому каналу вдоль острова Мудьюг, а левее, в районе островов Голец и Разбойник (наверное, нет большой нужды объяснять смысл и историю происхождения этих названий). Там, где ныне закрыт судовой ход, находится так называемый Двинской бар – ряд песчано-илистых отмелей на месте выхода реки в море.

«Варахаил», предусмотрительно недогруженный в порту и выведенный из дельты Двины под малыми парусами (то есть малым ходом, осторожно) на высокой приливной воде, прошел уже все отмели бара, где глубина корабельного хода практически равнялась его осадке – около пяти метров. Но на самом выходе в море, так называемом «пороге» бара, парусник попал в резко сменившийся встречный ветер, который вызвал встречную волну на продолжающемся приливе. Были спущены паруса и брошен якорь, но якорный канат удалось вывести лишь на 23 метра, при длине корабельного корпуса в 43,5 метра. Якорь за грунт, песчано-глиняное «мыло», не зацепился, и корабль начал дрейф по ветру и течению.

Далее – самая драматичная часть. По версии исследователей, кормой «Варахаил» под водой уперся в прежде затонувшее судно, поэтому парусник стало резко поворачивать по часовой стрелке. Далее корабль, также под водой, наткнулся на второе затонувшее судно, из-за чего линкор и был опрокинут на правый борт ветром и течением, которые к тому времени оказались боковыми. Быстрое затопление «Варахаила» произошло по причине открытых пушечных портов на корме: именно через эти порты были выпущены канаты к лодкам, сопровождавшим линейный корабль.

Беломорское «кладбище кораблей»

Поиск затонувшего корабля вели в 2009–2010 годах. И только в 2011-м, полностью соблюдая выясненный график хода «Варахаила», а также используя съемку Центра космического мониторинга САФУ, удалось выяснить полную картину происшедшего.

Природная ловушка на Двинском баре, оказывается, дополнена еще и круговым течением, которое и затаскивало корабли в ловушку. На пороге бара, при встречных течениях и ветре, возникает так называемая «стоячая» волна, особенно опасная в шторм. Все сочетание гибельных факторов, по мнению исследователей, стало причиной гибели не только линейного корабля, но и еще порядка тридцати парусников, что и подтвердила космическая съемка.

«Варахаил» за прошедшие 267 лет, хотя и был построен из дуба и лиственницы, сейчас сильно разрушен, да еще и занесен грунтом. Уже за зиму 1749–1750 годов левый борт линкора оторвало и унесло ледовым полем.

Мог сохраниться колокол из корабельной походной церкви – этот предмет иногда угадывается на данных съемки подводными телекамерами. Поднять его исследователи не теряют надежды и ждут возможности провести очередную экспедицию, теперь, возможно, в следующем сезоне.