Карелия по полной использует убогость власти соседней Архангельской области

28.10.2019 в 23:28, просмотров: 5526

Губернатор Республики Карелия о запрете ввоза мусора репутационных рисках и воротах на Соловки и как на его фоне выглядит мусорщик Орлов

Карелия по полной использует убогость власти соседней Архангельской области

Во-первых, глава Карелии Артур Парфенчиков резко отверг даже всякие мысли о возможности использования территории республики под могильники для столичных и любых других привозных помоев: «Ни о каком завозе мусора для захоронения на полигонах речи не идет – для Карелии это недопустимые репутационные риски. Мы не можем позиционировать себя как центр туризма, в том числе экологического, принимать мусор для захоронения. Карелия должна сохранить в будущем образ края с безупречной экологией, с чистыми лесами, морем, озерами и реками».

Позиция власти в соседнем регионе вызывает лишь уважение и белую зависть. Совершенно иным образом ситуация обстоит у соседей по Беломорью, где втихую договорившаяся с московским правительством и мусорными олигархами власть во главе с губернатором Орловым, наплевав на мнение 96 процентов жителей области (даже по последним данным «Левада-центра»), позицию Росводоресурса и результаты исследований судебно-строительного эксперта, уже год ведёт войну против своего народа.

Орлов, полностью увязший в шиесском геноциде, пытается продать под могильники для столичных помоев ещё несколько территорий Поморья. Проговорившись однажды о том, что к участи выгребной ямы приговорено ещё и приморские леса и болота вблизи Нименьги, Орлов сейчас избегает разговоров о своих намерениях, но, судя по последним событиям, мусорщики и обслуживающие их полиция и Росгвардия Архангельской области и Коми, перешли к новой активной фазе подготовки строительства мегапомойки.

Тот же Орлов, клекочущий везде о каком-то там создании и развитии  туристического кластера Поморья, видимо, плевать хотел на репутационные риски, о которых говорит губернатор Карелии.     

К тому же, одно из наиболее перспективных направлений – Соловки – уже давно не связываются ни туроператорами, ни самими туристами с Архангельской областью – все пути на острова ведут через Карелию, которая практически стала полным бенефициаром культурного и паломнического туризма на архипелаг. По президентскому указу, Карелия вошла в кластер соловецкого направления, в котором Архангельская область мелькает лишь на административных картах.

Карельский губернатор напрямую называет Соловки «мощным подспорьем для республики», а саму Карелию – «воротами на Соловки», и собирается и дальше развивать для закрепления региона в этой сфере: «Для реализации этих планов нужна соответствующая транспортная инфраструктура. Наш пакет предложений по развитию железнодорожного, автомобильного, воздушного и водного транспорта мы сформировали. Уверен, что в тесном взаимодействии с Фондом по сохранению и развитию Соловецкого архипелага, мы снимем инфраструктурные ограничения и дадим новый импульс развития культурного и паломнического туризма нашего севера».

Вывод простой и печальный – архангельская власть под орловским правлением утратила инициативу в рыбопромышленной и туристической отраслях, лесная промышленность дорубает последние леса, законодательная, исполнительная власть и силовики полностью дискредитировали себя в глазах жителей области, ни о каком серьёзном развитии туризма в потенциально мусорный и радиоактивный регион не может быть и речи, область поставлена на грань полномасштабного социального бунта. И этой убогостью местного правительства и правящего большинства в региональном парламенте наши соседи, Карелия и Мурманская область, активно и эффективно для себя пользуются.

Пока что Карелия выглядит по сравнению с Поморьем крайне выигрышно в плане экологии, перспектив развития туризма и социального спокойствия, однако губернатору Карелии надо понимать, что у нас с ними единая и очень хрупкая экосистема, и помойные шашни Орлова с Москвой рано или поздно рискуют сказаться на всём Беломорье, если не дальше – на всём Баренц-регионе. Но к тому времени Орлов уже упорхнёт на какую-нибудь другую должность, на которой вспомнятся и его лобзания с московскими патронами, его умение прислуживать и упорно не замечать презрение людей. Главное, чтобы до той поры процесс уничтожения региона не стал необратимым.