Легенда по имени Козлов: экскаваторщик, путешественник, Лазарь, романтик

19.03.2019 в 22:46, просмотров: 3027

В Сети появилось видео, как человека с абстинентным синдромом эвакуируют в из урдомских лесов в Архангельск на вертолёте.

Легенда по имени Козлов: экскаваторщик, путешественник, Лазарь, романтик
Картинка из сюжета 29.ru

Все привыкли жаловаться на качество медицины, труднодоступность районов Архангельской области, инертность северян и прочее. Однако всё это разбивается о события последних дней, произошедших в жизни простого экскаваторщика Козлова, которого волею судьбы занесло в Архангельскую область на строительство гигантской московской помойки.

Заработать на рытье мусорного могильника не получилось – его строительство было блокировано ополченцами из Архангельской области, Коми, Москвы и других городов, которые, сменяя друг друга, несли вахту на лесных блокпостах, не давая подвезти топливо на объект, строящийся без всяких на то законных оснований. Козлов, видимо, принялся пить горькую.

Когда мужчины с помойного строительства решили вдруг ночью ни с того ни с сего поехать на грузовиках домой, набравшийся Козлов прыгнул в свой экскаватор и погнал впереди колонны. То ли Козлов собирался уехать на экскаваторе до своего родного очага в Коми, то ли ему нашептали в ухо голоса с московским или калининградским акцентом, не важно. Важно, что Козлову на лесной дороге встретился вагончик вахтовиков.

Не удостоверившись, есть ли в вагончике люди и наплевав на то, что буквально под его гусеницами находились ополченцы, раздухарившийся Козлов принялся махать ковшом – разрушил вагончик, крушил деревья, загребал снег и сыпал им на костёр, бранил ополченцев непечатным словом. Дикая пляска экскаватора продолжалась до тех пор, пока Козлов не выпал из кабины (достоверно пока не понятно, может, его вытащили).

Козлову становилось худо – Козлова настигало похмелье, возможно, Козлов отхватил в щи. Так или иначе, Козлова повезли в Урдомскую больницу и тамошний консилиум счёл свои компетенции недостаточными для того, чтобы прокапать Козлова, выписал ему подозрение на перелом позвоночника и черт-те знает что ещё, и ему вызвали вертолёт санавиации, который сроду не залетал в эти края даже за больными детьми, роженицами и тяжёлыми больными. Козлову предстояло путешествие в Первую городскую в Архангельск.

Тем временем Козлова начинала карать абстиненция – попросту тяжёлый отходняк. Козлова погрузили в карету скорой помощи и отправили к приземлившемуся вертолёту Второго авиаотряда, полёт которого стоит, кстати, сумасшедших бюджетных денег.

Когда укутанного в одеяло Козлова вытащили и салона скорой на каталке и повезли к вертушке, Козлов вдруг навернулся и ударился оземь вместе с диагностированным уже переломом позвоночника, предстоящей инвалидностью, сотрясением головного мозга и прочими фантазиями, на которые способны были те, кому надо было сделать из Козлова сакральную жертву.

Над Козловым принялись кружиться пять фей и двое фавнов, которые долго не могли поднять Козлова обратно на каталку. В итоге Козлова в вертолёт внесли частями: сначала матрасы, одеяла, какое-то тряпьё, потом и самого его уже на ручных носилках. Вертолёт с умирающим Козловым взял курс на Архангельск.

В Архангельске жертву экоактивистов пришли навестить журналисты информационного агентства 29.ru, заставшие Козлова хоть и с помятыми щами, но вполне себе комфортно возлегавшим на коечке и играющимся со смартфоном, заложив ногу на ногу и руку за голову. Поза несколько обескуражила журналистов – она не очень соответствовала состоянию человека со сломанным позвоночником, которого, привязанного к дереву в лесу, три часа пинали ногами.

И тут случилось чудо – Козлов, словно библейский Лазарь, встал и пошёл. То ли во время падения с носилок у Козлова сросся позвоночник, то ли архангельская медицина творит удивительные вещи, но Козлов вышел из палаты и принялся кликать медицинскую сестру, которая, как он полагал, должна была избавить его от внимания прессы в столь тяжёлый для него час.

В этот же день Козлов своими ногами покинул заведение и ушёл в неведомую пока даль.

Надо думать, что приключения Козлова на этом закончиться не должны. У компетентных органов, по идее, как минимум должны возникнуть вопросы, что делал Козлов ночью в лесу, когда размахивал ковшом экскаватора над головами людей, кто именно три часа пинал привязанного к дереву Козлова и ломал ему позвоночник, за чей счёт за похмельным Козловым прилетал вертолёт и, наконец, кто этого Козлова всему этому надоумил. Вопросы возникнуть должны, но возникнут ли – вопрос. А пока легенда по имени Козлов продолжает будоражить умы экологов, ополченцев, журналистов и психиатров.