Официальная пресса обратилась за «правдой» о шиесском могильнике к его строителю

05.06.2019 в 14:59, просмотров: 14118

Исполнительный директор «Технопарка» Панкратов расписал «Российской газете» безопасность мусорных тюков, но не распространился, почему нужно закопать их в северных лесах, да ещё и в 11 местах Архангельской области!

Официальная пресса обратилась за «правдой» о шиесском могильнике к его строителю
Фото: dvinatoday.ru

В интервью изданию, которое выдало восторженный материал о неких «современных» технологиях, по факту являющихся всего лишь захоронением упакованных в полиэтилен помоев, Панкратов разглагольствует о загадочной для большинства жителей страны «инновационной технологии», реализуемой его компанией в Архангельской области.

Так, Печальный, как окрестили Панкратова в Архангельской области из-за вечного кислой физиономии на встречах с северянами, по сути, просто повторил информацию из созданного пропагандистского мультика, в котором рассказывается о том, каким удовольствием и нежданным богатством для Русского Севера должны стать нескончаемы конвейер поставки и закапывания на месте вырубленной тайги как минимум 10 миллионов тонн помоев ежедневно в течение 20 лет привозимых огромными железнодорожными составами. Причём цифра эта, судя по распространённым в сети документам, может быть занижена в несколько раз. Три тысячи гектаров приговорённого к выкорчёвыванию леса, на месте которого без всяких на то документов уже почти год строится инфраструктура для одобренного местным губером Орловым могильника, практически всеобщий протест жителей Архангельской области и Республики Коми, откровенная ложь Орлова и его чиновничьей камарильи обо всём, что касается строительства объекта, отсутствие экологических экспертиз, отрицательный вердикт Росводоресурса, бесчисленные нарушения гражданских прав, тотальное молчание официальных СМИ, деланое удивление Путина, пойманного с этим вопросом на сочинском медиафоруме – это только то, что происходит на Русском Севере на так называемом «подготовительном» этапе строительства выгребной ямы.

Панкратов, повторяя заученную мультяшную информацию, что-то несёт о некой сортировке на специальных центрах, хотя любому здравомыслящему человеку вполне понятно, что ни о чём подобном при таких объёмах предназначенных к вывозке в Архангельскую область помоев речи быть не может в принципе. При находящейся практически на нулевом этапе системе первичного разделения мусора в измельчённых прессованных брикетах с огромной долей вероятности могут оказаться опасные отходы вроде радиоактивных веществ, битых термометров и ртутных ламп, отходов медицины и различных химических лабораторий, не говоря уже о простой органике, которую, как убеждает журналиста «РГ» Панкратов, будут чуть ли не стопроцентно выковыривать из тонн мусора.     

Также Панкратов радует восторженного корреспондента сказками о том, что сверху закопанных помоев будет высажен лес, а через несколько десятилетий эти помои будут из-под этого леса выкопаны и отправлены в переработку. Всё это напоминает бред сивой кобылы, с которым охотно соглашается вроде бы серьёзное издание.  

«Через 20–30 лет мы можем вскрыть этот тюк, как это делают в Европе, и переработать, подвергнув термической обработке или применив любой другой вид технологии, которая к этому времени будет доступна, – не моргнув глазом лепит господин Панкратов, неоднократно освистанный при точно таких же сказках на встречах с северянами. – Если коротко, то основные преимущества брикетирования таковы: отсутствие запахов и загрязнения окружающей среды при транспортировке и хранении, максимальная – почти в четыре раза и более экономия места и объёма, удобство перемещения на любом виде транспорта, а также безопасность утилизации, захоронения и исключение возможности возгорания. Так что когда мы говорим о брикетировании как о самой передовой технологии, то включаем в это понятие и наивысшую экологическую безопасность».

Ну, насчёт отсутствия запаха людей уже смешил заместитель губернатора Фоменко, ездивший в Москву нюхать упаковку. Насчёт остального не раз высказывались те самые иностранцы, которых Панкратов приводит в пример и которые о технологии закапывания мусорных кулей и выкапывании их через десятки лет на самом деле услышали впервые.

На вопрос о том, почему при такой «наивысшей экологической безопасности» Москва не может закопать свои помои у себя, Печальный принялся рассуждать об исчерпанном ресурсе тамошних полигонов и о том, что в Архангельской области найдено (ВНИМАНИЕ!) 11 ПЛОЩАДОК. То есть, северяне ещё не всё знают. Ни словом Панкратов не упомянул о том, что из предполагаемых мест строительства могильника власти остальных регионов просто показали столичным благодетелям кукиш, и только губернатор Архангельской области Орлов угодливо втихую продал тайгу под столичную помойку, назвав это тайное соглашение с помойными боссами «приоритетным инвестпроектом».     

В общем-то, судя по всему, Панкратову и его заказчикам плевать, где рыть выгребную яму. Однако то, с чем столкнулись помойные деятели на Русском Севере, явно оказалось для них неприятным и неожиданным сюрпризом – против строительства могильника вслед за маленьким посёлком Урдома восстали два огромных региона. 

Упомянул Панкратов и о проведении неких общественных слушаний, явно осознавая, что люди на компромисс не пойдут и результат их предсказуем. Однако опыт и такого диалога у помойщиков есть – просто подвезти несколько десятков или, чего мелочиться, сотен не известного никому сброда, запустить в зал проплаченную прессу и телевидение, закрыв вход для жителей Архангельской области и независимых СМИ, и снять постановочный фарс, который потом выдадут за якобы всенародную поддержку могильника северянами. В этом цирке уже принимал участие и он, и тихий, незаметный и послушный министр природных ресурсов Архангельской области Ерулик, и губернаторский мальчик Фоменко… Да что греха таить, в инервью «Коммерсанту» и сам губер Орлов нёс какую-то ахинею про якобы подходящих к нему на улице простых людях, говорящих ему «Держись!».

Понятно, что при ещё одном таком цирке люди не будут просто шуметь за порогом, и власти с помойщиками рискуют столкнуться с тем, против чего не устоит ни прячущая лица под масками и избивающая женщин цепная охрана ни поставленные на службу частным мусорщикам государственные силовые структуры.

Ни о чём этом Панкратов журналисту «Российской газеты» не сказал, да и руководство издания, видимо, и не хотело этого слышать – цель была другая – в очередной раз попытаться сделать из людей дураков и послушных потребителей помоев как настоящих, так и информационных.  

О датах начала строительства могильника Панкратов сказал, что оно назначено уже через полтора года. Впрочем, верить этим песням вряд ли стоит – господин с печальным лицом и испуганным на встречах с северянами взглядом нагородил уже столько всякой дичи, что воспринимать его слова как какую-то достоверную информацию, в общем-то, не имеет никакого смысла.