Повадки цветов Архангельской тайги напоминают жизнь своенравных парижских куртизанок

 Когда заходит речь о сохранении флоры северных реликтовых лесов, обычно говорят о могучих хвойных исполинах. Однако стоит только обратить внимание буквально под ноги, можно обнаружить таких удивительных обитателей, которых крайне трудно связать в голове с темными ельниками, мощными сосняками и мягким покровом туманных болот…

Повадки цветов Архангельской тайги напоминают жизнь своенравных парижских куртизанок
Венерин башмачок - одна из самых известных орхидей северной тайги

Орхидеи. Именно они, по мнению старшего преподавателя кафедры ботаники, общей экологии и природопользования САФУ Елены Рай, и являются настоящей вершиной эволюции волшебного мира цветов. На них творческая мощь природы разыгралась на полную. Перечислять даже малую часть их не имеет смысла. Хотя, как вам, например, ятрышник итальянский по прозвищу «голый мужчина» – цветок как раз и похож на того, именем кого назван. Или офрис пчелоносная, часть соцветия которой один в один напоминает сидящее насекомое. Или дракула обезьянья – если приглядеться, из цветка на вас, как с фотографии, выглянет обезьянья мордочка. И это не игра воображения – все ухищрения этих коварных красавиц преследуют вполне определенную цель… В разное время орхидеям приписывали чуть ли не бесовские свойства, что породило множество легенд и домыслов.

Ятрышник итальянский
Дракула обезьянья
Муха с полиниями

Жемчужины Севера

Только на первый взгляд орхидеи кажутся хрупкими и уязвимыми. При более пристальном изучении оказывается, что они вовсе не так просты, как кажется на первый взгляд. Эти цветы имеют весьма продвинутые приспособления для жизни на суровом Севере. Дело в том, что орхидеи появились в этом мире одними из последних, когда почти все биологические ниши уже были заняты. Поэтому им просто необходимо было разработать свои способы борьбы за выживание. Надо сказать, что из более чем 25 тысяч видов, произрастающих на планете, ни один не повторяет другой: ни в формах цветка, ни в способах опыления, ни манере приспособления. В Архангельской области можно встретить 26 видов орхидей 17 родов. И, возможно, есть еще пять-шесть видов, пока неизвестных ученым. Все известные орхидеи Севера охраняются международными соглашениями: в частности, шесть видов занесены в Красную книгу РФ, 12 – в Красную книгу Архангельской области, еще два вида рекомендованы для бионадзора.

Надбородник безлистный
Ятрышник - самая «нескромная» орхидея Севера
Дремлик широколистный

Этика и психология… цветочной жизни

Эти удивительные цветы научились различными способами использовать в своих целях другие организмы. И северные орхидеи – не исключение. Семя орхидеи весит всего 0,0000001 грамма, и у него нет никакого запаса питательных веществ, как, например, у фасоли или гороха. Поэтому родилась легенда, что цветы вырастают из семенной жидкости животных, почти как мифическая мандрагора. На самом деле, чтобы семечко орхидеи проросло, ему нужен партнер. И этого партнера цветок использует самым беспринципным образом. Как говорил ученый Стерн, «орхидеи носят прекрасные одежды вверху, но зависят от невидимого слуги внизу». История складывается почти человеческая. Семечко, попав в почву, должно встретиться с определенным видом гриба, а то и с несколькими сразу, хотя некоторые, конечно, моногамны. Зачем это нужно грибу, ученые до сих пор не ответили. Вероятно, это просто любовь. Есть особая форма гриба – ризоктония, которая может вызывать заболевания и губить растения. Но только не орхидеи. Они научились создавать внутри себя клетки, которые способны просто переваривать нити грибницы, добывая себе питание из гриба, который, вероятно, тоже получает что-то взамен, но несоизмеримо меньше. В общем, один любит, а другая позволяет себя любить. Потом орхидея выращивает себе первые листочки и начинает фотосинтез, но от услуг гриба при этом не отказывается, а использует доверчивый организм в течение всей своей жизни – она не имеет необходимости развивать свою корневую систему, а пользуется тем, что приносит грибница, обеспечивающая ей безбедное существование. Проще говоря, так орхидея становится дамой на содержании. Некоторые орхидеи используют гриб не только для того чтобы он обеспечивал ее всем необходимым. Иногда гриб, устав «оплачивать содержание» своенравной подруги, находит какой-нибудь богатый питательными веществами пень, и откачивает из него для орхидеи все вкусное. Тогда, как и в семейной жизни, платит за красоту какой-нибудь гриб… или пень. И таким коварством знамениты наши северные орхидеи – маленькие растения, некоторые из которых даже не имеют своей зелени, чтобы хоть как-то самостоятельно содержать себя любимых.

Калипсо

Дом вверх дном

Гнездовка обыкновенная, ладьян трехнадрезный, надбородник безлистный – все это коварные обитательницы северной тайги и, в частности, Пинежского заповедника. Причем гриб-простофилю найти не так-то просто и орхидеи не могут расти сплошной поляной – вероятность встречи семечка с грибом довольно низка. От момента попадания семечка в почву до встречи его с грибом может пройти до десяти лет. А до появления первого цветка – еще 15 лет. После цветения некоторые так устают, что могут на несколько лет перейти в подземное сожительство с грибом. Если территорию не охранять, там, где оно лежит, может случиться пожар, могут выкопать карьер или вырубить лес, в результате чего почва высохнет. Поэтому основное условие попадания в Красную книгу –не физическое уничтожение цветов, а уничтожение мест их обитания. Даже после тщательного ботанического исследования местности, когда выясняется, что краснокнижных орхидей там вроде и нет, лес может лишиться защиты от уничтожения. Но это не значит, что редких цветов нет под землей.

Башмачок пятнистый

Танец «к лесу задом, ко мне передом»

Вторая особенность орхидей в том, что, помимо грибов, они могут в буквальном смысле использовать различных кавалеров-опылителей. Для этого каждая из них изобрела особое строение цветка. Однако у большинства три чашелистика, самый крупный из которых сверху. Это своеобразный аэродром для насекомого, специально для удобства которого бутон орхидеи поворачивается на 180 градусов. После опыления завязь поворачивается обратно. То есть «к лесу задом, ко мне передом», только вертикально. Причем некоторые северные жемчужины «танцуют» на 360 градусов, (например, мякотница однолистная и гаммарбия болотная), но губа у них изначально находится внизу. Объяснить этот «брачный танец» ученые пока не смогли. И вот эта губа у разных видов имеет совершенно причудливые формы. Часть рыльца остается непосредственно для функций оплодотворения, а часть срастается и образует сверху козырек, закрывающий рыльце от пыльников, чтобы не случилось самоопыления.

Офрис пчелоносная

Цветочная Камасутра

Также у орхидей вместо шести тычинок всего одна, но работает она за все шесть. Вся пыльца расположена в одном месте, и когда насекомое прилетает, долбится в козырек, орхидея наклеивает специальную клейкую пленку ему на голову или грудь, теперь же, вылезая из цветка насекомое собирает на эту пленку пыльцу, закованную в специальные круглые «шкатулочки» – полинии, – чтобы унести их к другому цветку. Похоже это на то, как какая-нибудь могучая муха, выбиваясь из сил, несет на себе несколько шариков на ножках. Тоже все разумно – далеко с таким грузом она не улетит и найдет ближайшую соседку, чтобы подарить ей эти шарики. Пока муха летит, ножки под ветром высыхают и нагибаются на 90 градусов вперед так, чтобы когда насекомое влетало в следующий цветок, оно само беспрепятственно пролезало под козырьком, а шарики пыльцы, как троллейбусные рога, цепляются точно на рыльце пестика. И таких хитроумных способов немало. Чарльз Дарвин был так заинтересован всеми этими нюансами, что написал целую книгу об опылении орхидей – своеобразную цветочную Камасутру.

Северная орхидея, в отличие от других обитателей наших лесов и лугов, не позволяет копаться в себе сразу нескольким опылителям – в этом плане она довольно целомудренна. Цветки у них маленькие, поэтому и допускаются «к телу» лишь некрупные насекомые. Но у некоторых из этих цветов появляется запах. Причем запах такой, чтобы привлечь определенный вид «ухажеров». Если, к примеру, гнездовка настоящая симпатизирует пчелам, то ее нектар и пахнет медом, а вот нектар тайника яйцевидного по определенным причинам интересен мухам – пахнет он… впрочем, сами догадаетесь.

Еще несколько видов северных орхидей – леукорхис беловатый, пололепестник, кокушник камарниковый и любка двулистная – не позволяют нектару просто стекать – это некое нецелевое разбазаривание бюджета. У них он собирается в особые «кувшинчики», что позволяет воспользоваться им лишь определенному виду насекомых с хоботком нужной длины.

Но эволюция пошла и в другую сторону – создала некоторым орхидеям специальный резервуар для нектара, но… без нектара. Эти виды орхидей – своего рода динамо. Насекомое видит, что нектарник есть, и к цветку стремится всей своей насекомовой душой. Так, пальчатокоренники и ятрышник шлемоносный покрыты всякими бородавочками и ворсинками приятного насекомому цвета. Всей этой взлетно-посадочной разметкой орхидеи призывают «ухажеров» садится именно на их «аэродром». Прилетев, насекомое тщетно пихает свой хоботок в пустой нектаросборник. Эти растения расцветают, когда только появляются первые опылители. Таким образом, используя яркий макияж и косметику, орхидеи не тратят энергию на производство нектара и угощение «кавалеров» и рассчитывают только на неопытных насекомых, которых и динамят почем зря. Но глупая жужжащая молодежь, купившись пару раз на внешность, перестает прилетать на эти цветы и отправляется обхаживать другие. Все это придумано с определенной целью. Орхидеи имитируют хорошие медоносы, поселяясь рядом с ними. И эта стратегия очень эффектна, поскольку как раз пальчатокоренники – один из самых распространенных у нас видов орхидей.

Но вот самый редкий вид – ятрышник – получил свое название тоже по не совсем приличной особенности. Его корни в виде двух клубеньков напоминают определенный элемент мужеского тела. Поэтому его почти извели мужики с лопатами, полагая, что его сушеные корешки придают съевшему их мужскую силу. Поэтому ятрышник вместо со своим «мужским достоинством занесен в федеральную Красную книгу. Зато у любки двулистной корешок вытянутый и эта орхидея пользовалась большим успехом, наоборот, у прекрасного пола.

Дремлики, широколистный, темно-красный и болотный, долго не открывали ученым, кто же их опыляет. Оказалось, что они заигрывают с определенным видом ос. Но эти осы не едят нектар и пыльцу. Осы эти – хищники и вкушают гусениц. Выяснилось, что нектар этих орхидей-дремликов, собственно, и пахнет гусеницами. Оса летит на запах, но чтобы не получилось эффекта привыкания и оса не пресытилась однообразием, дремлик выдумал вырабатывать этанол, то есть спирт, посредством того, что осы приносят на лапках грибные споры, которые в нектаре сбраживают. Помимо спирта вырабатывается и вещество, схожее с морфином. Короче, оса, натрескавшись в дрова, уже не может никуда лететь, а просто перемещается от дремлика к дремлику, как от бара к бару.

Еще одна орхидея-имитатор Архангельской области – калипсо, у нее тоже нет нектара. Она растет одновременно с волчником и его пародирует. На ее губе есть ворсинки желтого цвета, обещающие для насекомого кучу нектара и пыльцы. В итоге не найдя ни того, ни другого, незадачливое насекомое улетает не солоно хлебавши, но, однако, опылив цветок. К слову, калипсо – самая уязвимая орхидея, поскольку корневая ее часть находится во мху, и если лес вырубается, вся моховая подложка сохнет, и все корешки там гибнут.

Или башмачок пятнистый. Насекомое покупается на белые пятнышки сверху, думает, что это анемон и летит на этот фальшивый нектар, соскальзывает по скользкой фальшивой тычинке в губу. Похожий на него венерин башмачок имитирует, в свою очередь, купальницу – тоже своего рода бесплатную столовую для журчалок, – но его губа натерта воском, как паркет, что тоже заставляет насекомого соскользнуть в губу. Обратно жужжащему Одиссею ни из владений «нимфы» Калипсо, ни из башмачков Венеры не вылезти – скользко, да и отверстие сужается. Крылья внутри расправить тоже не получится. Делать нечего: поворочавшись, в какой-то момент журчалка видит в противоположной от входа стороне «свет в конце туннеля» – часть губы, стенки которой утончены в виде пленочных окошек. Насекомое, обрадовавшись замаячившей надежде, туда и ползет. Внутри трубы по дороге к этим окошкам растут волоски, позволяющие идти уверенно, как по ворсистому ковру, но шаг вправо, шаг влево – начинается скользкий «каток». В общем, пойманный Одиссей идет к свету по такой ковровой дорожке, но по пути на волю сначала шкрябается о пестик, оставляя на нем свою пыльцу, потом обтирается о тычинку и, получив новую порцию пыльцы, вылезает и летит в свою Итаку к другому растению.

Башмачок, кстати, наиболее, пожалуй, известное изображение северной орхидеи, растиражированное на различных календарях и открытках.

А вот офрис насекомоносная по своему коварству переплюнула все остальные орхидеи, используя для опыления… сексуальный инстинкт самцов ос. Сам цветок один в один имитирует самку осы. Расцветает она, когда просыпаются самцы, а самки еще спят и видят сны. Самцы не знают делать с проснувшимся вместе с ними желанием, но тут подворачивается безнравственная офрис, и самцы пускаются во все тяжкие. Самец принимает цветок офрис за самку и пытается «приставать» к нему, как пылкий юноша. Причем орхидея в курсе, где у самца осы находятся эрогенные зоны – именно в тех местах у нее есть щетинки, бородавочки, бугорочки. В общем, довольный и желающий новых утех мужчина-метросексуал с осиной талией летит на другой цветок, потом на следующий и так далее. При этом все похожие на самку цветки еще и имитируют их запах практически один в один. А у этих ос каждая самка пахнет по-своему, поэтому самец, после того как совершит свое непотребство, на нее уже и не сядет, жаждя, видимо, разнообразия и полноты ощущений. Так вот, цветы офрис, имитируя запах самок ос, в то же время пахнут каждый по-разному. Таким образом, избегается возможность самоопыления. Кстати, куртизанка офрис была обнаружена в лесах Няндомского района.

К слову, это всего лишь небольшая часть способностей коварных красавиц. Двадцать шесть видов северных орхидей – очень уважительная причина для того, чтобы сохранить уникальную природу Русского Севера, или хотя бы то, что от нее осталось. И не стоит забывать, что вырубка реликтовых лесов и осушение болот могут навсегда уничтожить хрупкую красоту, так похожую на человеческую. 

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №40 от 1 октября 2014

Заголовок в газете: Коварные дамы северного леса

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру