Ещё раз о названии «Холмогоры» и не только

Кто же были наши (наряду с русскими) далёкие предки? На каких языках они говорили?

24.12.2010 в 10:58, просмотров: 2351

Многочисленные искатели глубинных корней названия «Холмогоры» сходятся в одном — его современная форма образована от имени местности, авторами были представители народов, населявших север европейской части до прихода русских.

Ещё раз о названии «Холмогоры» и не только

Известный исследователь топонимии (наука о названиях мест) Русского Севера А.К. Матвеев отмечает: «Хотя считается, что предшественниками русских на Севере были в основном прибалтийские финны карело-вепсского типа, и подтверждение этому видят во множестве прибалтийско-финских заимствований, усвоенных местными русскими говорами, саамские топоосновы встречаются в регионе так же часто, как и прибалтийско-финские».

Поэтому одной из наиболее популярных у топонимистов является этимология (толкование) названия «Холмогоры» при помощи слов из финских языков. В том числе: его первой части холм от слова «кальма» в значениях «смерть, могила, мёртвый», а второй — от слова «ваара» в значениях «гора, сопка, холм».
 
Правда, есть ещё саамское слово «вар» — дорога, путь. И оно могло быть второй частью основы исследуемого топонима. Но это уже другая версия, для обоснования которой требуются дополнительная информация.
 
Поэтому продолжим исследование с использованием приведённых выше финских значений. Итак, в совокупности «кальма ваара» может означать «могильная гора» или «могильный холм». Пришедшие на Север новгородцы в процессе приспособления данного словосочетания под звуки и нормы русского языка (адаптации) могли придать ему сначала форму «Колмовара», а затем «Колмогоры». Именно последнее название известно с XIV века, когда объединение существовавших здесь посадов впервые упоминается под этим общим именем.
 
Кстати, далёкие предки жителей деревни, находящейся в Лешуконском районе (от райцентра вверх по реке Мезень), в своём топонимическом рвении остановились на этом названии — Колмогоры. Так до сих пор деревня и зовётся.
 
Это название могли принести в Сибирь выходцы из наших мест. В 1682 году (год прихода на престол Петра I) кеврольско-мезенский воевода Г.Я. Тухачевский писал: «...Крестьяне от непомерного правежу бегут в Сибирские розные городы».
 
По мнению П.А. Колесникова («Путешествия и родословия», Вологда, 1997, с. 100) только из-за петровских реформ в начале XVIII века в Сибирь ушло до 45% крестьян Поморья.
 
Следующая значительная волна переселения была спровоцирована императрицей Елизаветой Петровной (1745-1765 гг.). Причина — жестокие гонения и преследования раскольников, коих в северных краях было немало.
 
Новым населённым пунктам их основатели-северяне часто давали названия покинутых ими деревень. Возможно, посёлок Колмогоры в Кемеровской области из их числа.
 
Ещё любопытный факт, имеющий отношение к данному топонимическому расследованию: выше лешуконской Колмогоры (по Мезени) расположена деревня, именовавшаяся в переписях 1623 и 1646 годов как Ченевара. Прошло всего лишь 33 года, и в переписи 1678 года деревня именуется уже как Ценогора. Наглядный пример народного (писцы тоже из народа) творчества! И теперь, когда жителей деревни Ценогора спрашивают о смысле её названия, они с гордостью говорят: «у нас ценна гора!» Вопрос, в чём же, остаётся без ответа.
 
Но по крайней мере, Ценогора расположена на холме или горе (на северорусском диалекте), и поэтому вторая часть названия имеет оправданный смысл, причём адекватный прежнему значению слова из финских языков «ваара».
 
Возможно, более рьяные грамотеи из двинских Колмогор решили сделать название полностью родным, для чего первую часть непонятного слова «колм» заменили на «холм». И название вроде бы обрело смысл: холмы и горы — вполне русские слова. С другой стороны, нелепость его применения для плоской, болотистой равнины без холмов и гор также очевидна.
Однако вернёмся к возможному первоисточнику (этимону) названия «кальма вара» в значении «могильный холм».
 
Итак, для того чтобы оно могло обрести первородный смысл, необходимо найти этот самый холм с захоронением, относящимся к дорусскому периоду жизни этой местности.
 
Напротив Холмогор, на Кур-острове, археологи обнаружили «Святую рощу» (он же Куростровский Ельник), являющуюся по преданию местом чудского капища, посвящённого богу Иомале. Кроме того, к северо-востоку от Ельника найдены две искусственных насыпи.
 
О подобных находках на месте основания Холмогор пока ничего неизвестно. Что же, «расследование» зашло в тупик?
 
Помощь пришла из прошлого! В статье «Заволоцкая чудь», изданной в 1869 году, П.С. Ефименко приводит сообщение священника П.А. Иванова: «В одной из частей г. Холмогор, среди низменной плоскости, заливаемой ежегодно водою, возвышается искусственная насыпь, на которой ныне построены собор и монастырь. Эта насыпь, называемая городком, приписывается временам Чуди».
 
Искусственная насыпь среди равнины? Зачем чудь её соорудила? Над чем или кем? И почему христианский собор построен именно над ней?
 
И снова возможная подсказка получена от наших предков. В словаре, являющемся частью работы «Родина Михаила Васильевича Ломоносова. Областной крестьянский говор» (1907 г.), её автор — священник Куростровской церкви А.К. Грандилевский пишет: «Куростровская часовня молитвенный дом на окраине Куростровского выгона, прилегающего к Холмогорской стороне, вблизи северно-западной окраины Куростровского селения, — стоит на высоте холма, который по преданию насыпан над тремя чудскими князьями».
 
Честные русские батюшки, приведя указанные сведения (о язычниках!), поступили по совести. И благодаря их гражданскому мужеству, может быть, найдено недостающее звено для этимологии исследуемого топонима: искусственная насыпь, на которой впоследствии воздвигнут Холмогорский собор, возможно, есть не что иное, как чудское захоронение, или могильный холм (курган) — кальма ваара на финских языках.
 
Более того, можно предположить, что сообщения двух священников основаны не на преданиях, а на каких-либо ещё сохранившихся церковных документах, относящихся ко времени начала строительства собора. Или эти документы имеются где-либо и в наши дни?
 
Почему собор в Холмогорах и Куростровская часовня построены над могилами язычников, коими были представители финно-угорских племён, населявших Север?
 
Термин «язычество» литературного происхождения. Произошел от церковнославянского слова «языци», т.е. «народы», «иноземцы». Таким образом, книжники эпохи Киевской Руси — христиане по вере, называемой ещё «греческой религией» — как бы «отгораживались» от народов, еще не крещенных, в том числе и от русского.
 
«Отгораживались» христиане от носителей предшествующей их приходу религии и другими способами. После принятия христианства киевский князь Владимир сокрушил и осквернил недавно утверждённый им же пантеон (совокупность славянских богов) и «повеле рубити церкви и поставляти по местам, идеша стояша кумири». С тех пор это правило неукоснительно соблюдалось — церкви возводились на местах капищ, святилищ и захоронений язычников — идеологических противников и конкурентов христианских миссионеров.
 
Не правда ли, что-то подобное происходило в недавние времена? Происходит и сейчас. Большевики пытались разрушить «весь мир насилья до основания», а затем построить новый. Предшествующее их приходу к власти прошлое они также предали забвению. В церквях были организованы клубы, театры, кинозалы, главной задачей которых было внедрение в умы «новых прихожан» коммунистической идеологии, частью которой был воинствующий атеизм.
 
К сожалению, история в нашей стране зачастую учит тому, что ничему не учит. Иначе чем можно объяснить навязываемое ныне потомкам «подлого сословия», «черни», «хамского отродья» (термины правителей прошлого для обозначения народа) раболепство перед фантомными ликами усопших в давние времена царей, князей, клерикалов, ещё совсем недавно называемых палачами, сатрапами или их пособниками? Имена развенчанных коммунистических «святых» до сих пор носят улицы, города и даже губернии.
 
А нас — потомков бывших крепостных, монастырских и черносошных крестьян — уже призывают ещё раз вернуться в «светлое» монархическое, подретушированное современными придворными холуями прошлое и возлюбить его вкупе со всеми обретающимися там тенями социальных паразитов-угнетателей наших предков. То есть по сути предлагают вновь стать холопами.
 
К чему это отступление от заданной темы? А к тому: не узнав, кто мы и откуда, нельзя найти ответ на главный вопрос — куда идём?
 
В истории России есть чем гордиться, но много в ней и позорного. Один и тот же её участник может выглядеть, с одной стороны, как герой, святой, а с другой, — как злодей.
 
Примеры? Им нет числа! Хотя бы упомянутый выше киевский князь Владимир. Для православной церкви он «святой равноапостольный Великий князь». Для других наших далёких предков, и в их числе его отца — князя Святослава, князь — клятвопреступник и на этом основании проклят навечно. Второй пример — Владимир Ильич Ленин. Третий — просто Владимир Владимирович.
 
Поэтому «елейная» история, насаждаемая в последнее время в умы россиян наёмными и добровольными марионетками, ничему не учит, а лишь способна вести в заданном «кукловодами» направлении.
 
Нельзя из истории «выбросить» огромный период, предшествующий крещению Руси, или сводить её только к истории христианства и царизма.
 
Иначе быть нам «Иванами, не помнящими родства». Если вспомнить, что это древнееврейское имя появилось на Руси лишь с приходом христианства, то есть не раньше X века (на Севере гораздо позднее), то смысл приведённого выражения можно толковать и следующим образом: человек, получивший при крещении какое-либо (в основном иностранное) имя, отрекается от всех родных, исповедующих другую веру, и должен помнить только предков-христиан.
 
Не будем в этом смысле Иванами!
 
К сожалению, предшествующая христианству история Руси уже многие века стирается из народной памяти, подменяется ложью. А ведь чем древнее ложь, тем опаснее. Значит, она глубоко пустила корни. И поэтому абсолютное большинство россиян уже не осознаёт себя потомками Велимиров, Ратиборов, Твердиславов, Ярополков, Ахти, Кале, носителей сотен забытых и запрещённых святцами славянских, финских и других имён наших предков.
 
Кстати, автор данных строк никакого отношения к «неоязычникам» не имеет, поскольку убеждён, что реставрация любых отживших свои века идеологий обречена на провал.

А предков надо помнить всех!